Перейти к основному содержанию
Узнайте больше о дистанционной работе и обучении во время вспышки COVID-19
Перейти к основному контенту
Новости

Цифровая трансформация в промышленности

Творческая аналитика

Дмитрий Ковалев о зрелости процессов, трендах цифровизации и статистике трансформации российского промышленного производства

В разговоре с аналитиком много цифр и обобщений: два пути, четыре приоритета, пять вызовов. При этом Дмитрий Ковалев, партнер практики повышения операционной эффективности бизнеса Ernst & Young, постоянно возвращается к клиенту – производственному предприятию – и уточняет его проблемы и задачи.

Дмитрий Ковалев, партнер практики повышения операционной эффективности бизнеса Ernst & Young

Наш диалог с Дмитрием Ковалевым начался с подробного разговора об изученности темы цифровой трансформации в России, имеющихся цифрах и актуальных источниках данных. Все последующие тенденции и оценки озвучивались с учетом этих цифр.

Про международный контекст

Термин «Индустрия 4.0» был впервые использован в 2011 году в рамках проекта по технологической трансформации экономики Германии, в 2015 году его использовал председатель Всемирного экономического форума в Давосе, который дал свои прогнозы по эффекту на европейскую экономику развития подобных технологий. После этого начали появляться первые системные публикации в России. Если говорить сухими цифрами, количество публикаций российских авторов в области цифровых технологий за последнее десятилетие увеличилось в 4 раза и составляет более 11 000 публикаций в открытых источниках. В то же время удельный вес России в общемировом числе публикаций в области Digital вырос на 2% и составляет порядка 3% от всех мировых публикаций. Лидером по их количеству является Китай – у них 25% всех мировых публикаций по этой теме. В США – около 17%.

Дмитрий Ковалев: «Чтобы проиллюстрировать отличие цифровизации в России и в мире, могу привести известное исследование, в котором оценивается уровень развития 30 стран. Если сравнить РФ и США по четырем критериям, мы отстаем от США в среднем в 2 раза по нескольким технологиям. Первая – это облачные сервисы, отстаем почти в 2,5 раза. Развитость Интернета вещей, охват и использование, в том числе, в индустрии: в США – 65%, у нас – 25%. Big Data: в США – 95%, у нас – 40%. И аналитические цифровые центры, которые используют в большом количестве западные компании – мы отстаем почти в 2,5 раза: в США уровень 88%, а у нас – 35%. Конечно, есть позиции, по которым мы сопоставимы, например, по широкополосному Интернету: США – 73%, Россия – 66%».

Про изученность состояния промышленности

Для того чтобы понять степень изученности цифровой трансформации, наш эксперт рассматривает несколько категорий:

♦ наличие актуальных цифр и аналитики: информация есть, но налицо недостаток свежих данных,

♦ детализация по отраслям: судя по источникам, популярнее всего нефтегазовая отрасль в части автоматизации и цифровизации, горно-металлургическая, металлургическая и химическая отрасли,

♦ детализация по полному перечню решений: информация появляется именно в последнее время. 

Дмитрий Ковалев: «Источников информации много, при этом существует различные точки зрения. По нашему мнению, наиболее комплексную оценку дают два отчета. В отчете ВШЭ больше цифр, в отчете Евразийской экономической комиссии 2018 года дан наиболее полный ответ на вопрос о дальнейшем развитии цифровой трансформации промышленных предприятий.

По наличию актуальных цифр и аналитики стоит подчеркнуть, что в открытых источниках преимущественно предоставлены данные не позднее 2018 года. Есть предположение, почему так происходит: регулярные публикации той же ВШЭ и Минпромторга выходят ежегодно, поэтому в 2019 г. писали про 2018 год.

В категории детализации по индустриям важно, что международные IT- и консалтинговые компании с 2016 года проводят исследования цифровой трансформации отраслей.

ИСТОЧНИКИ ИНФОРМАЦИИ

Всех, кто проводит исследования, можно разделить на четыре ключевых группы:

1) консалтинговые компании, включая IDC в ИТ-отрасли, сам Ernst & Young и другие;

2) исследовательские институты и университеты, в том числе Высшая школа экономики (ВШЭ), Евразийская экономическая комиссия;

3) государственные институты и министерства, в первую очередь отчеты Минпромторга и Росстата;

4) частные исследования.

В категории детализации по перечню решений на сайте EY в 2019 году было опубликовано несколько исследований по Интернету вещей и искусственному интеллекту в нефтегазовой отрасли».

Про панацею и новаторство

Мы обсуждаем примеры компаний в австралийском добывающем секторе и российском строительстве, которые можно назвать успешными. Они сделали достаточно резкий рывок вперед и в технологиях, и в управлении, в том числе в освоении беспилотных технологий и в индустриальном Интернете вещей, создании бизнес-экосистемы, в которую включены клиенты и подрядчики.

Дмитрий Ковалев: «В общении с нашими партнерами и клиентами мы часто видим, что многие ищут в цифровых решениях некую таблетку, панацею. Рассчитывают на быстрый эффект, к примеру: при установке датчиков – моментальное падении стоимости на 2% или при внедрении цифровой аналитики – незамедлительное повышение стабильности производства и оборудования с 65 до 67%. Такое возможно, но это единичные случаи, их надо рассматривать отдельно.

В моей практике более удачен опыт компаний, которые руководствуются следующим принципом: без расчета бизнес-кейсов принимают годовой бюджет на внедрение цифровых решений, соглашаются с тем, что при внедрении за год 5-7 различных решений успешная реализация даже одного покроет все затраты на остальные. Это пример из строительной отрасли, одного из крупнейших игроков на рынках Москвы и России. Вот такой подход – новаторский».

В австралийской добывающей компании применяются решения на базе Azure IoT

Про ощущение синергии

В большинстве предприятий российской промышленности в последние 15-20 лет работа по сокращению затрат и увеличению выручки шла через реализацию традиционных проектов по оптимизации и повышению операционной эффективности. Но этот путь не всегда соответствует бизнес-потребностям.

Дмитрий Ковалев: «В нашей компании ИТ, технологии и операционная эффективность всегда рассматриваются в связке. Основной потенциал по истечении долгих лет развития нашей промышленности лежит в синергии – реализации совместных проектов по операционной эффективности процессов и по цифровизации тех самых процессов и оборудования. Например, управление отклонениями в работе оборудования на коротких интервалах, глубокая аналитика и решение системных проблем».

Про потенциал цифровизации

Дмитрий неоднократно возвращается к тому, что Россия действительно отстает по уровню базовой автоматизации, без которой невозможно начинать крупную системную цифровизацию бизнеса. Но статистику можно интерпретировать позитивно.

Дмитрий Ковалев: «Есть оптимистичные цифры, например, объем инвестиций в облачные технологии в 2019 году вырос на 25% по сравнению с 2018 годом. Рост затрат на Интернет вещей в целом по России составляет 18%. Однако, Минпромторг опубликовал в 2018 году статистику: 55% промышленных предприятий России закладывают на расходы на IT-инфраструктуру и технологии не более 1% своего бюджета и лишь 6% предприятий закладывают около 5%».

Рынок всех IT-продуктов, которые есть в Российской Федерации, за 2018 год вырос на 7,2% и составил 4,8 млрд долларов. Из них доля, которая приходится на промышленный сектор в России, составила лишь 18% – это около 884 млн долларов. Для сравнения только один банковский сектор в России составляет точно такую же сравнимую цифру – около 18% от всех расходов. Это демонстрирует, что для цифровизации промышленного сектора есть довольно большой потенциал.

Про приоритеты цифровой трансформации

В заглавной статье этого проекта определены четыре больших приоритета цифровой трансформации в промышленности, которые мы просим прокомментировать. Каждый эксперт отмечает свое и меняет порядок, исходя из личного опыта, и данный случай не стал исключением.

Дмитрий Ковалев: «На первом месте среди приоритетов стоит исключение человека из рутинных и опасных процессов. На наш взгляд, главное – жизнь человека, промышленная безопасность, менеджмент здоровья – за последние 10 лет компании сделали резкий скачок в развитии своих HSE-процессов. Дополнительный эффект – сокращение ошибок за счет роботизации и автоматизации процессов, связанных с ежедневной рутиной.

На втором месте мы бы поставили организацию современной культуры коммуникации, развитие производственной культуры, поиск и решение проблем, прививание чувства «владельца» своего рабочего места. Как пример, внедрение технологий Short Interval Control, онлайн-мониторинг с аналитическими и мобильными системами в технологических компаниях поддерживается прежде всего производственной культурой ежесменных встреч и разбора причин отклонений, а также соответствующими процессами непрерывного совершенствования производства и целеполагания.

Третий по значимости – создание цифровых двойников, которые позволяют выполнять несколько функций. Прежде всего, они дают предиктивную аналитику, Real-Time-визуализацию и моделирование различных сценариев работы оборудования, процессов или персонала. Это напрямую влияет как на выпуск, так и на качество продукта, а значит на выручку.

Четвертый приоритет – распределение ресурсов и учет рабочего времени. Эта задача больше влияет на постоянные затраты, в том числе на численность и на производительность труда».

Про пять вызовов

После разговора о персонале обсуждаем, что в России человеческие и энергетические ресурсы стоят дешевле, поэтому основной приоритет отдан процессам. Их совершенствование зачастую становится первой трудной задачей, которую решают компании.

Дмитрий Ковалев: «Мы считаем, что перед промышленными предприятиями существует несколько вызовов, и первый связан с недостаточной зрелостью производственных систем, процессов управления, направленных на постоянное повышение эффективности бизнеса, вовлечение и развитие персонала, повышение самодисциплины. Для достижения результата необходимо развивать сквозные бизнес-процессы через ключевые функциональные колодцы – продажи, логистика, производство, снабжение, планирование, HR, финансы и пр.

Второй – это отсутствие подходящих компетенций, что тянется от зрелости процессов. При отсутствии необходимых функций и компетенций линейных руководителей и инженерного состава, направленных на развитие, а не на поддержание (например, таких как повышение операционной готовности производства и надежности оборудования, снижение вариабельности производственного процесса и технологических режимов; глубокий статистический и математический анализ, навыки проектного управления, умение вести рабочие группы и прочие) и понимании, как их можно усилить цифровыми, мобильными, аналитическими решениями – достижение запланированного эффекта крайне затруднительно.

Третий – это устаревшая материальная база, производственный фонд. К примеру, по опросам Минпромторга, в машиностроительной отрасли используется до 40% оборудования, функционал которого не предусматривает возможность установки датчиков, снимающих показатели, влияющих на выработку.

Четвертый – отсутствие комплексных программ цифровизации компаний. Компании зачастую хотят цифровизировать отдельные технологические уровни, не разрабатывая концептуальную стратегию цифровизации. На наш взгляд, нужно подходить системно и отталкиваться от целей компании на 3-5-10 лет.

Пятый – это недостаток инвестиций в развитие цифровых технологий. Для его преодоления необходимо формирование понимания потенциала при внедрении ИТ-инструментов у менеджмента».

Про проработку решений

Когда интеллект становится искусственным, аналитика вполне может быть творческой. Мы развиваем тему отбора правильного решения, о котором не раз говорили наши эксперты. Дмитрий приводит свой пример.

Дмитрий Ковалев: «Сейчас в тренде проведение сессий Design Thinking. Этот подход позволяет проработать прогрессивные решения для достижения стратегических целей компании, адаптировать их потенциальное применение, отфильтровать решения, с которыми соглашается менеджмент, и дальше его уже включать непосредственно в стратегию цифрового развития».

Про инвестицию в будущее

В финале разговора мы еще раз возвращаемся к вопросу о том, без чего невозможна цифровая трансформация.

Дмитрий Ковалев: «Без чего невозможна цифровая трансформация – без фундаментальных, базовых решений, которые позволяют создать информационное поле для процессов и оборудования – АСУ ТП, съем данных, правильное хранение и управление этими данными, онлайн-мониторинг, а предиктивные системы, цифровые двойники, единая экосистема, оперативная аналитика уже будут потом.

В заключение хотел бы сказать, что не каждый инструмент цифровизации с точки зрения возврата инвестиций имеет срок окупаемости в рамках 1-2 лет. Безусловно, на наш взгляд, нужно с умом подходить к разработке стратегии, при этом не бояться использовать новые решения и диверсифицироваться в их реализации, чтобы не остаться в хвосте рынка и технологий».


кнопка назадВ статье использованы фото с сайта https://customers.microsoft.com/