Перейти к основному содержанию
Перейти к основному контенту
Братья Ибрагим и Абдулае Барри, которые придумали алфавит для своего родного языка фулфилде - систему письма ADLaM

Новый алфавит братьев Ибрагима и Абдулае Барри

…даст возможность древнему народу написать свое будущее

Когда братьям Ибрагиму и Абдулае Барри было 10 и 14 лет, они решили придумать алфавит для своего родного языка фулфулде. На этом языке уже на протяжении столетий разговаривают миллионы людей, но он никогда не имел письменности. Пока другие дети играли во дворе, старший Ибрагим и младший Абдулае запирались у себя в комнате в родительском доме в Нзерекоре (Гвинея) и, закрыв глаза, рисовали на бумаге разные фигуры.

Когда один из них говорил стоп, оба открывала глаза, выбирали понравившиеся формы и решали, какому звуку они больше соответствуют. Вскоре им удалось создать систему письма, которая впоследствии стала известна как ADLaM.

Конечно, братья не осознавали всех вызовов, ожидающих их впереди. Тогда они не представляли, что путь к широкому распространению их системы письменности длиною в десятилетие в итоге приведет их в Microsoft. И они даже и помыслить не могли, что изобретенная ими система графических символов сможет изменить жизнь миллионов людей во всем мире, открыв двери к грамотности и образованию.

В 1989 году они были просто детьми с наивным пониманием цели и смысла жизни.

Братья Ибрагим и Абдулае Барри, которые придумали алфавит для своего родного языка фулфилде - систему письма ADLaM

«Мы просто хотели дать людям возможность грамотно писать на своем родном языке, но мы абсолютно не представляли, какое огромное количество работы для этого потребуется», – говорит 39-летний Абдулае Барри, проживающий в настоящее время в Портланде, штат Орегон.

«Если бы мы знали, через что нам придется пройти, не думаю, что мы вообще сделали бы это», – добавляет он с улыбкой.

Новая система письменности принимает очертания

Народ фулбхе (или фулани) происходит от племен кочевых скотоводов, которые распространились по Западной Африке и впоследствии осели в разных странах от Судана до Сенегала, а также вдоль побережья Красного моря. Численность этого народа, говорящего на языке фулфулде, составляет более 40 миллионов человек (а по некоторым оценкам от 50 до 60 миллионов), и проживают они в 20 странах африканского континента. Но у людей фулбхе никогда не было своей системы письменности, а вместо этого для письма на своем родном языке, известном как фулани, пулар или фула, они использовали арабские и иногда латинские символы. Но ни арабский, ни латинский алфавит не может адекватно передать многие звуки на фулфулде, поэтому носители этого языка импровизировали, как могли, что подчас приводило к путанице при коммуникации.

Их отец, Исшага Барри, знал арабский и обычно помогал членам своей общины расшифровывать письма, которые они приносили ему домой. В те дни, когда он был очень занят или слишком уставший, юные Абдулае и Ибрагим приходили на помощь.

«Эти письма было очень тяжело читать, – вспоминает Абдулае. – Люди использовали наиболее близкий звук в арабском, чтобы передать звук, несуществующий в арабском. Нужно было хорошо уметь читать на арабском и в то же время владеть фулфулде, чтобы потом расшифровывать эти письма».

Абдулае как-то спросил своего отца, почему их народ не имеет своей собственной системы письменности. Исшага ответил, что единственный алфавит, который у них есть – это арабица. Тогда Абдулае пообещал, что у фулфулде будет собственный алфавит.

«Так возникла идея создания ADLaM, – говорит Абдулае. – Мы увидели проблему и подумали, что у нас есть решение».

Братья разработали алфавит, состоящий из 28 букв и 10 цифр, которые писались справа налево, а позже добавили еще 6 знаков для других африканских языков и заимствованных слов. Сначала они научили алфавиту свою младшую сестру, затем стали учить посетителей местного рынка, при условии, что каждый из них впоследствии научит еще не менее трех людей. Они переписывали книги и создавали на ADLaM свои собственные брошюры и буклеты, посвященные, главным образом, бытовым вопросам, например, уходу за детьми или фильтрации воды.

Для дальнейшего развития ADLaM во время своей учебы в университете в столице Гвинеи Конакри братья организовали группу под названием Winden Jangen, что на фулфулде значит «чтение и письмо». В 2003 году Абдулае вместе с женой переехал из Гвинеи в Портланд, где начал изучать финансовое дело. Ибрагим остался на родине, чтобы завершить обучение и получить диплом по специальности гражданское строительство, и продолжал работать над усовершенствованием ADLaM. Он написал еще несколько книг и создал газету, для которой он переводил с французского на фулфулде новости радио и телевидения. Его отец, владелец магазина, снимал с газет фотокопии, а Ибрагим раздавал их людям фулхе, которые были настолько ему благодарны, что иногда не могли сдержать слез.

Но не всем нравилась работа братьев. Некоторые были недовольны их попытками распространить ADLaM, мотивируя это тем, что людям фулхе вместо этого следует изучать французский, английский или арабский. В 2002 году люди в военной форме ворвались на встречу группы Winden Jangen, арестовали Ибрагима и посадили его за решетку на 3 месяца. По словам Ибрагима, ему так и не предъявили обвинения и даже не сказали, почему его задержали. Непоколебимый и несломленный неудачей, он переехал в 2007 г. в Портланд, где продолжал писать книги и одновременно изучать гражданское строительство и математику.

А тем временем скрипт ADLaM продолжал распространяться за пределами Гвинеи. Оптовый продавец пальмового масла, женщина, с которой общалась мать братьев, учила этой системе письменности жителей Сенегала, Гамбии и Сьерра Леоне. Однажды человек из Сенегала рассказал Ибрагиму, что после того, как сам научился письменности ADLaM, он ощутил такое сильное желание поделиться полученными знаниями, что даже оставил свой бизнес по ремонту автомобилей и ездил в Нигерию и Гану, чтобы обучать других.

«Он сказал, что это меняет жизнь людей, – рассказывает Ибрагим, которому сейчас 43 года. – Мы поняли, что это нужно людям».

ADLaM – акроним из четырех первых букв фразы, которая переводится как «алфавит, который не даст народу затеряться».

ADLaM приходит в Интернет

Братья понимали, что если они хотят полностью реализовать потенциал ADLaM, они должны перевести его на компьютеры. Они отправили запрос о возможности перевода его на Unicode – всемирный компьютерный стандарт для текстов – но не получили ответа. Целый год братья работали и копили средства, чтобы найти в Сиэтле компанию, которая создала бы раскладку клавиатуры и шрифты для ADLaM. Так как Unicode не поддерживал их скрипт, они наслоили его поверх арабского алфавита. Однако без шифрования любой текст, который они печатали, выходил как произвольные наборы арабских букв.

Эта неудача, однако, привела Ибрагима к судьбоносному решению. В попытке усовершенствовать буквы, разработанные сиэтлским дизайнером, он записался на курс каллиграфического письма в Portland Community College. На первом занятии каждого курса инструктор Ребекка Уайлд спрашивала своих студентов, для чего они пришли в класс. Кому-то требовалось сдать зачет по искусству, кто-то собирался декорировать торты или стать художником по тату. Причина, которую назвал тихий африканец с французским акцентом, поразила Уайлд.

«Я была просто потрясена, когда услышала историю, зачем он делает это, – сказала Уайлд, которая живет в Порт-Таунсенде, штат Вашингтон. – Это так здорово! Я считаю, они заслуживают Нобелевскую премию мира за свою работу. Два скромных брата создают труд, важность которого для человечества невозможно переоценить».

Уайлд была очень впечатлена целеустремленностью и трудолюбием Ибрагима на занятиях. «Он всегда был звездным студентом, – говорит она. – У него было умение и бесконечное море терпения. Он работал, работал и работал над заданиями на уроках, и в то же время, все что он усвоил в классе, он пытался применить к ADLaM».

Листок с рукописными буквами алфавита ADLaM

Уайлд помогла Ибрагиму получить грант на участие в каллиграфической конференции в Reed College в Портланде, где он встретил художника и специалиста по каллиграфическому письму Рандала Хассона. Однажды вечером Ибрагим подошел к столу, за которым сидел Хассон и вместе с другим инструктором демонстрировал участникам каллиграфическое написание букв. На столе лежала книга, посвященная африканским алфавитам. Ибрагим полистал ее и прокомментировал, что, строго говоря, там были не только африканские алфавиты, и позже между делом заметил, что они с братом изобрели алфавит.

Хассон, который глубоко занимался исследованием древних алфавитов, удивился и предположил, что возможно Ибрагим имел в виду модификацию существующего алфавита.

«Я спросил: «Вы имеете ввиду, что смогли адаптировать алфавит?» – вспоминает Хассон. – Я, кажется, его трижды переспросил, на самом деле ли они изобрели алфавит».

Когда Хассон услышал полную историю Ибрагима, он сразу предложил объединиться в команду, чтобы на следующий год выступить с докладом о ADLaM на каллиграфической конференции в Колорадо. Публика восхищенно слушала из уст Хассона историю Ибрагима и буквально взорвалась аплодисментами, когда он вышел на сцену. Во время перерыва Ибрагим попросил Хассона встретиться с несколькими людьми. Это были четыре фулбхе, которые приехали из Нью-Йорка, проделав путь в 1800 миль, чтобы послушать выступление Ибрагима и попытаться найти нужные связи для продвижения ADLaM.

Хассон был настолько тронут разговором с этими людьми, что вышел из зала, сел на ступени лестницы и заплакал. «В тот момент я начал понимать, насколько важен для этих людей был наш разговор».

Ибрагим приобрел на конференции новые знакомства, которые привели его в конечном итоге к Майклу Эверсону, одному из редакторов Unicode Standard. Это оказалось поворотным событием для братьев. С помощью Эверсона Ибрагиму и Абдулае удалось составить предложение о добавлении ADLaM в Unicode.

Эндрю Гласс – старший программный менеджер в Microsoft, специализирующийся на шрифтах и клавиатурных технологиях, который также является экспертом в Unicode Technical Committee. Предложение по проекту ADLaM и ожидающийся визит братьев Барри в Unicode Consortium вызвали огромный интерес среди членов комитета, многие из которых обладают дипломом в лингвистике. Так, например, дипломная работа Гласса была посвящена древним системам письменности, существовавшим более 2000 лет назад. Поэтому, как и другие ученые-лингвисты, он применял методологический и технический подход к анализу и пониманию систем письма.

Но вот появились два брата, не имеющие образования в лингвистике, которые сумели разработать алфавит через естественный, органический подход, и в тот момент они были еще детьми! Не так часто в мире возникают новые формы письменности, поэтому шанс поговорить с создателями одной из них можно было считать огромной удачей.

«В старой письменности часто встречаются сложные места, где вы начинаете ломать голову, почему это именно так, а спросить вам не у кого, – говорит Гласс. – И тут у нас возник уникальный шанс выяснить: почему это так? Почему порядок букв именно такой? Что, в древности люди по-другому смотрели на вещи? И так далее».

Совместно с дизайнерами Microsoft разработала для Windows и Office шрифт Ebrima, поддерживающий ADLaM и некоторые другие африканские системы письма.

ADLaM получила свое имя как раз на этапе работы с Unicode. Вначале братья назвали свой алфавит Bindi Pular, что означает письменность пулар, но продолжали искать более содержательное название. Кто-то из преподавателей этой формы письма в Гвинее предложил ADLaM, акроним из четырех первых букв фразы, которая переводится как «алфавит, который не даст народу затеряться». В 2014 году Unicode Technical Committee одобрила ADLaM, и алфавит был включен в Unicode 9.0, с релизом в июне 2016. Братья были счастливы.

«Для нас обоих это было очень увлекательно, – сказал Абдулае. – Как только мы получили кодировку, сразу поняли: вот оно свершилось!»

Однако вскоре они осознали, что впереди ждали еще более серьезные препятствия. Для того чтобы стало возможным использование ADLaM на компьютерах, он должен поддерживаться десктопными и мобильными операционными системами, шрифтами и клавиатурой, а для более широкого доступа интегрирован еще и в соцсети.

Но братья нашли адвоката для своего алфавита в лице Гласса, уже создавшего клавиатуры Windows для нескольких языков и поработавшего над поддержкой различных систем письма технологиями Microsoft. Гласс помог братьям Барри найти нужных людей в компании. Он разработал раскладку клавиатуры для ADLaM на ежегодном глобальном хакатоне сотрудников компании Microsoft.

Джуди Сафран-Азен, программный менеджер Microsoft’s Windows design group, сразу оценила важность включения ADLaM в продукты Microsoft. Она написала бизнес-план для добавления этой системы к Windows и очень помогла продвижению проекта внутри компании Microsoft.

«Это было сотрудничество нескольких по-настоящему увлеченных единомышленников, – сказала она. – За этим стоит сильная человеческая история, и когда ты расcказываешь ее другим, люди хотят стать причастными к ней».

«Проект окажет большое влияние на уровень грамотности во всем обществе и позволит людям стать частью экосистемы Windows, тогда как раньше это было совершенно недоступно для них, – комментирует Сафран-Азен. – Я искренне рада, что мы можем это осуществить».

Братья Ибрагим и Абдулае Барри, которые придумали алфавит для своего родного языка фулфилде - систему письма ADLaM

Microsoft привлекла к работе двух дизайнеров в Майне, Марка Джамру и Нила Пателя, которые занялись разработкой ADLaM-компонента для Windows и Office внутри существующего шрифта Ebrima, который также поддерживает другие африканские алфавиты. Поддержка ADLaM включена в обновление Windows 10, вышедшее на рынок в мае 2019 года, которое позволяет пользователям печатать и видеть ADLaM в Windows, включая Word и другие приложения Office.

Как говорит Абдулае, поддержка Microsoft системы ADLaM «будет огромным прыжком для нас».

ADLaM также поддерживается разработанной Джамрой и Пателем гарнитурой шрифта Kigelia, которая включает восемь африканских скриптов и будет добавлена в Office в конце года. Эти дизайнеры хотели создать печатную систему для той части мира, где всегда недоставало шрифтов и где, по их словам, сушествующие варианты гарнитур обычно были чрезмерно упрощены и плохо исследованы. Они долго обсуждали с Ибрагимом и Абдулае, как усовершенствовать формы ADLaM, тщательно пытаясь воплотить видение братьев в пределах возможных технологий гарнитур шрифтов.

«Это была работа их жизни, которую они начали будучи еще детьми, – говорит Патель. – Довести ее до конца было делом колоссальной значимости».

А для многих африканцев, по мнению Джамры, письменность – это нечто гораздо большее, чем просто алфавит. «Эти письменные системы олицетворяют собой культурную икону. Это не то же самое, что латинский алфавит для западного человека. Они несут в себе этническую самобытность целых народов».

Они также являются средством сохранения и развития культурного наследия. Без письменности невозможно запечатлеть историю народа, невозможно передавать знания от поколения к поколению и строить планы на будущее; даже базовая повседневная коммуникация для рутинных задач в бизнесе и торговле подчас представляет собой проблему. Как свидетельствует Гласс, в последние годы наметилась тенденция разрабатывать алфавит в языках, в которых не существовало письменности, что могло бы способствовать сохранению актуальности и релевантности этих языков. Он приводит в пример скрипт Осадж, созданный в 2006 г. старейшиной общины для возрождения и сохранения этого языка.

«В настоящее время происходит активное движение по развитию систем письменности в разных языковых общинах, – говорит Гласс. – Письменность формирует самосознание и идентичность в сообществах и дает толчок к познанию и образованности. Я уверен, что ADLaM обладает огромным потенциалом изменить ситуацию и улучшить жизнь людей. Это очень вдохновляет».

Культура не должна погибнуть

Ибрагим и Абдулае не знают точное количество людей во всем мире, владеющих ADLaM. Их могут быть сотни или тысячи, может даже больше. На конференции ADLaM в Гвинее собрались представители 24 стран, которые приехали из учебных центров ADLaM, расположенных в Африке, Европе и США. Недавно, будучи в поездке в Брюссель, Ибрагим обнаружил там четыре учебных центра, и еще несколько он встретил в Нидерландах.

«Я был поистине удивлен, когда узнал, как много людей за пределами Африки освоили ADLaM», – сказал он.

Абдулае “Bobody” Барри (не имеет отношения к создателю ADLaM, его полный тезка) живет в Гарлеме и является участником некоммерческой организации Winden Jangen в Нью-Йорке. Он выучил ADLaM десять лет назад и обучил этой системе уже сотни людей; вначале он делал это в мечетях, потом с помощью приложений на Android. «Этот скрипт дал возможность людям фулбхе, многие из которых никогда не умели ни писать, ни читать на английском или французском, найти друг друга по всему миру и почувствовать единство и гордость за свою культуру», – поделился Барри.

«Это часть нашей крови. Этот алфавит пришел из нашей культуры, – продолжает он. – Он не навязан нам французами или арабами. Это наше. Поэтому люди так воодушевлены».

Рука пишет на листе думаги буквы алфавита ADLaM

Суаду Джалоу эмигрировала в США из Гамбии в 2012 г. и пришла на курс ADLaM в Portland Community College. По ее мнению, людям, говорящим на фулфулде, несложно овладеть системой ADLaM, которая поможет поддерживать язык среди африканской диаспоры.

«Сейчас я могу обучать кого-то языку и чувствовать, что мое племя здесь рядом, уже давно и навсегда, как и сам язык, – сказала Джалоу, которая живет сейчас в Сиэтле. – С такой системой письменности мы можем учить детей фулфулде так же, как мы учим их английскому. Она поможет сохранить язык, а людям даст больше возможностей развивать творческие способности и осваивать инновации».

Джалоу получает степень магистра бухгалтерского учета в University of Washington и после окончания учебы хочет попытаться разработать систему записи бухгалтерской отчетности на ADLaM. Она вспоминает, как в свои детские годы она помогала матери вести бизнес в магазине детской одежды. Ее мать плохо понимала и по-английски, и по-арабски, и с трудом могла вести учет и отслеживать расходы. ADLaM, по ее словам, откроет большие возможности для таких, как она, кто свободно говорит на фулфулде, но просто нуждается в способе записывать информацию.

«Он повысит уровень грамотности, – говорит она. – Я верю, что знание – это сила, и если ты умеешь читать и писать, ты владеешь мощным инструментом, с помощью которого можно достичь многого».

«В Гвинее, – говорит Абдулае Барри, – исторически люди фулбхе издавали много книг и манускриптов, написанных на арабском вместо фулфулде. Традиционно в семьях вручную записывали свою родословную и вели историю племени. Но обычно книги не распространялись за пределы дома, а во время французской колонизации, когда правительство ввело закон о преподавании на французском, использование арабского ограничилось только изучением Корана, и люди фулбхе вообще перестали писать тексты».

«С приходом французов все потеряло свою ценность и значение», – говорит Абдулае.

Иметь возможность использовать ADLaM на телефоне и компьютере создает поистине безграничные возможности – люди фулбхе, разбросанные по всему миру, могут посылать сообщения друг другу, пользоваться Интернетом и писать тексты на своем родном языке. Однако еще до вхождения ADLaM в цифровой мир, носители фулфулде в разных странах уже использовали скрипт для написания книг. Так, Ибрагим упоминает человека в Гвинее, который никогда не посещал школу, но тем не менее смог написать более 30 книг на ADLaM, а также старшеклассницу, тоже из Гвинеи, написавшую книгу по географии, а потом и книгу советов, как успешно сдать экзамены. Президент Winden Jangen, Абдулае Барри (тезка брата Ибрагима), комментирует, что много людей старшего поколения, не имеющие формального образования, сейчас пишут об истории и традициях фулбхе.

«Сегодня каждый может прочитать об истории и культуре народа, – говорит он. – Единственный способ гарантировать продолжение существования культуры – это читать и писать на своем родном языке».

Дети – это будущее

Несмотря на то, что ADLaM распространился уже на нескольких континентах, Ибрагим и Абдулае не сбавляют темпа в работе. Оба проводят большую часть своего свободного времени популяризируя алфавит, посещая конференции и продолжая писать книги. Ибрагим, который спит всего 4 часа в сутки, недавно завершил свою первую книгу по грамматике ADLaM и надеется в недалеком будущем открыть академию в Гвинее.

Прохладным днем в доме Ибрагима в Портланде братья предлагают чай и терпеливо отвечают на вопросы о ADLaM. Они неизменно любезны, охотно соглашаются подвезти до смотровой площадки на реке Вильяметте, чтобы сделать фотографии после долгого дня обсуждений. Они быстро меняют тему разговора, как только слышат похвалу в свой адрес. Ибрагим, который иногда получает сотни электронных писем и сообщений от благодарных учеников, говорит, что он очень доволен, как продвигается работа над шрифтом.

Имея письменность, мы можем учить детей фулани так же, как мы учим их английскому. Она поможет сохранить язык, а людям даст больше возможностей развивать творческие способности и осваивать инновации.

«Иногда эмоции настолько переполняют людей, – говорит Абдулае, – что мне кажется, их благодарность даже превышает наши заслуги».

Братья намерены сделать ADLaM инструментом борьбы с неграмотностью, не менее важным и значимым для этих людей, чем самые известные алфавиты для своих культур. Одной из первостепенных задач стало обучение африканских женщин, которые, по их собственному мнению, испытывают больше неудобства от неграмотности, чем мужчины, и которые чаще являются родителем, обучающим в семье детей читать и писать.

«Если мы повысим уровень образованности женщин, мы поможем большому количеству людей в общинах, потому что именно женщины – основа сообществ, – говорит Абдулае. – Я думаю, алфавит представляет собой самый лучший способ обучать людей, потому что им не требуется полностью изучать новый язык, который нужен только в школе. Если мы переключимся на этот подход, образование станет намного доступнее».

Хотя этого еще до конца не произошло, но система ADLaM уже пустила корни в движение к образованию, подпитываемое, главным образом, соцсетями. Так, на Facebook уже есть не только несколько страниц ADLaM, но даже целые группы, насчитывающие сотни участников, которые обучаются с помощью специальных приложений. Абдулае говорит, что раньше они с Ибрагимом в основном слышали об обучении взрослых, но сейчас все больше детей тоже включаются в этот процесс. Эти дети вырастут на алфавите, изобретенном Абдулае и Ибрагимом много лет назад в их детской.

«Это вселяет в нас надежду, что ADLaM будет жить, – делится Абдулае. – Сейчас он уже прочно вошел в уклад сообщества, потому что это уже в детях, а дети – наше будущее».


Фото: Brian Smale / © Microsoft