Перейти к основному содержанию
Узнайте больше о дистанционной работе и обучении во время вспышки COVID-19
Перейти к основному контенту
Новости
Волны и круги -геометрический рисунок - ассоциации на тему когнивных сервисов

Золотая середина контроля

Александр Тихонов, SAS Russia, – о том, как трансформировалось противодействие мошенничеству в нефтегазе

Жёсткие регламенты помогают контролировать, но тормозят развитие. Нужно менять видение… Эту мысль Александр Тихонов, генеральный директор SAS Russia, произнес где-то в середине нашей беседы, и по смыслу она тоже стала центральной.

Компания SAS стоит у истоков искусственного интеллекта и углубленной аналитики. С прошлого года, благодаря стратегическому партнерству, мощнейшие решения SAS стали доступны в облаке и маркетплейсе Azure. Компания ориентирована на прикладные аналитические задачи и в каком бы направлении она ни работала – создание цифровых двойников или обеспечение безопасности – акцент делается именно на практическом применении решений и ускорении бизнес-процессов. Поэтому, начав беседу с текущих проблем отрасли и задач цифровой трансформации, мы достаточно быстро углубились в вопрос, почему и как противодействие мошенничеству непосредственно влияет на эффективность и динамику развития бизнеса.

Александр Тихонов, генеральный директор SAS Russia,Нефть без права на убытки

Экономическая ситуация, цена на баррель нефти существенно повлияли на доходы нефтегазовой отрасли. Александр утверждает, что это сказалось на замораживании бюджета и изменении подходов к инвестированию средств в модернизацию. Сейчас все проекты рассматриваются пристально, оценивается, сколько они принесут дополнительной выручки или что принесут в плане сокращения затрат и повышения эффективности. Многие компании стремятся на новый уровень развития и начали еще активнее инвестировать в современные технологии, в первую очередь в аналитику больших данных, которая помогает выявить возможности для повышения эффективности и сокращения потерь.

Александр Тихонов: «Некоторые интересные факты мы начали замечать еще три года назад. Первое – количество аналитических проектов именно из нефтегазовой отрасли. К нам, как к экспертам, которые умеют методологически решать аналитические задачи бизнеса и применять инструментарий математического анализа и прогнозирования, мировые компании стали приходить со своими проблемами значительно чаще, чем в прошлом десятилетии. Второе – начались интересные глобальные мероприятия, встречи, хакатоныЙ, участники которых говорили, что их начали «хантить» нефтегазовые компании. То есть отрасль стала конкурировать за квалифицированные кадры, а значит, компании хотят развиваться и обходить конкурентов за счет новых технологий».

Опыт свой и внешний

Вопроса кадров для цифровой трансформации так или иначе касались многие наши спикеры и порой их состояние оценивается как тревожное. Но не в данном случае. Даже в сравнении с миром.

Алекандр Тихонов: «Нельзя сказать, чтобы Россия отстала. Она в тренде, но в ином формате. В зарубежных компаниях аналитики чаще нанимаются во внутренние дата-сайнс-команды. Российские организации получают этот ресурс опосредованно за счет того, что покупают услуги партнеров и интеграторов, и таким образом решают те же самые задачи.

Важнее то, что в России еще нет широкого взгляда на те задачи, которые могут решать аналитики в нефтегазовых компаниях. Да, есть успешные попытки решать задачи повышения эффективности работы оборудования, предиктивных ремонтов, задачи промышленной безопасности. Такие запросы из России поступают.

Но большие компании, входящие в число лидеров мирового рынка, также рассматривают как задачу для аналитики – внутреннее мошенничество. В России автоматизация этой задачи с помощью аналитики пока не стала трендом, эта тема пока закрывается классическими решениями: допусками, проверками на полиграфе. По факту все определяют мошенничество за счет выявления отклонений от ожидаемых показателей. Но это не предотвращение, а лишь реакция. В арабских странах и в Азии вовсю начинают применять новые технологии: не просто правила, а графовый анализ, использование больших данных, построение моделей, позволяющих определить несоответствия не только в закупке, но и в фактически поставленном объеме газа или нефти для выявления мошеннических действий.

Когда меняется подход

Александр считает, что пока нефтяной бизнес характеризуется высокой маржинальностью, потерями могут пренебрегать: их либо трудно выявить в денежных потоках, поэтому проще списать часть потерь, чем вручную в них разбираться, либо денежные потоки настолько велики, что на потери внимания не обращают. Когда ситуация меняется и маржинальность снижается, компании начинают задумываться не об экстенсивном пути развития, а об интенсивном. Это означает, что нужно повышать эффективность всех процессов и каждого в отдельности. Тогда нужен критический взгляд, аудит и новый взгляд на безопасность – и становится ясно, что многое работает не так, как хотелось бы.

Александр Тихонов: «Когда бюджет и ресурсы ограничены, необходимо задуматься, какие средства доступны для оперативного выявления мошенничества, ведь теперь ты не имеешь права на убытки. Приходится изменить видение того, как правильно обеспечивать безопасность бизнеса.

Существенно повысилась сама готовность компаний предоставить свои данные для аналитики. И это не сложно, ведь сейчас каждая компания имеет хорошую систему документооборота, ERP и т. д. и      т. п. А там, где появляются данные, можно подключить аналитику и показать эффект.

Промышленные гиганты готовы критически посмотреть на свои процессы. Нами внедрена система аудита и управления операционными рисками в одной из крупных нефтяных компаний. Кто об этом мог подумать еще лет десять назад? А теперь это норма».

Статистика убытков

Около года назад SAS провел опрос среди своих клиентов из разных отраслей экономики относительно наличия мошенничества в закупочном процессе в их компаниях. Этот процесс является, с одном стороны, одним из самых цифровизованных, а с другой – приносит одни из самых серьезных убытков. Результат опроса оказался ожидаемым. Все клиенты подтвердили, что в закупочном процессе происходят случаи мошенничества, в частности, 26% опрошенных респондентов ответили, что величина их убытков, в среднем, составляет около 13 млн руб. в год, 17% – указали около 1 млн руб. как величину годового убытка от мошенничества в закупочном процессе, 12% – от 13 млн руб. и более 30 млн руб., у 4% опрошенных эта цифра составила более 30 млн руб. в год.

Александр Тихонов: «Все это говорит о том, что проблема мошенничества в закупочном процессе стоит остро и ее, безусловно, нужно решать. И решения есть. В рамках одного из проектов в России наша команда разработала подход к выявлению аномальных сделок. Была создана методология по расчету справедливой стоимости каждой номенклатуры. Если в контракте есть расхождение с этой стоимостью, требуется пояснение организатора закупки, почему это так. По итогам проекта компания смогла понять, что ранее перерасход составлял более 7,5 млрд рублей в год и, если бы у них стояло наше решение раньше, они могли бы сэкономить более 30% средств. Мне кажется, что эти цифры говорят сами за себя».

Контроль и поиск баланса

Сейчас, чтобы избежать мошенничества, в компаниях формируются жесткие правила, регламенты, проверки и т. д. На их базе реализуются инструменты контроля. Но Александр сразу указывает нам на настоящие и будущие минусы этого подхода.

Александр Тихонов: «Рано или поздно жесткие правила разрушают экономику компании. Жесткие правила удлиняют процессы до 6-8 месяцев и более, что ведет к упущенной выгоде и лишним издержкам. В то же время аналитические инструменты позволяют уйти от жесткости и излишне бюрократизированных процессов. Система может сказать, что перед вами не мошенник и действия не мошеннические, или же выявлять факты подозрения на мошенничество, которым надо уделять дополнительное внимание. То есть основная масса закупок в закупочном процессе пойдет по короткой и упрощенной процедуре, поскольку мошенничество – это значительное в смысле денежных потерь событие, но все же редкое, выходящее за рамки нормы. Такой подход куда более перспективен.

В области закупочного процесса экономия в первую очередь выходит за счет упрощения процесса контрактования и сокращения сроков. За рубежом считают, что для того чтобы бизнес был эффективен, не обязательно «закручивать гайки» и плодить тысячи правил. Они давно начали с помощью аналитики выявлять рискованные закупки и рискованных поставщиков. Есть оценки, что применение аналитики больших данных в противодействии мошенничеству, позволит на 1,5% снизить затраты. Но, конечно, это сильно зависит от технологической готовности компании к изменениям. У кого-то эффект можно увидеть сразу, а у кого-то спустя некоторое время».

Будущее сегодня

Когда ближе к финалу мы спрашиваем, без каких инструментов нельзя будет обойтись в нефтегазовой отрасли завтра, в разговоре появляются не только программные, но и аппаратные решения.

Александр Тихонов: «В ближайшем будущем ни одна компания не сможет быть конкурентоспособной без внедрения аналитических средств. Очень важно перестроить свои системы на работу с данными. Все, что может быть проанализировано, должно быть проанализировано, и на основе выводов должны быть предприняты меры. Одним из глобальных кейсов SAS является проект в Латинской Америке по мониторингу работы нефтегазовой вышки. Там установлено порядка десяти тысяч датчиков и в режиме онлайн прогнозируется выход из строя оборудования с такой точностью, что поломки прекратились вообще. Были выявлены факторы, влияющие на их возникновение, и предшествующие паттерны работы оборудования, которые свидетельствовали о вероятности поломки. Внедрение этого решения произошло за неделю и затраты были очень низкими. Хотя раньше поломки приводили к миллионным убыткам, так что заказчики за несколько месяцев уже увидели эффект.

Другой пример – это использование дронов. Нефтяные компании на Ближнем Востоке уже вовсю используют их для поиска врезок, утечек, поломок в ежедневном режиме».

Гибрид для команды

Развитие облачных вычислений помогает самым разным отраслям, но в нефтегазе, особенно во всем, что связано с безопасностью, чаще используются внутренние системы. Поэтому наиболее актуальными становятся гибридные решения, такие как инструменты SAS из облака Azure. Они позволяют получить преимущества от обоих сценариев – облачного и on-prem.

Александр Тихонов: «Наша шина данных с обработчиками событий Azure будет давать клиентам много преимуществ. Помимо гибкого увеличения вычислительных мощностей и быстрого добавления дополнительных ресурсов, облако дает возможность SAS быстрее подключать систему к определённым тестам и использовать уже существующие в Azure алгоритмы.

Мир не стоит на месте, и в будущем ради повышения качества и точности анализа совершенно точно нужно будет подключать внешние команды, как на этапе разработки гипотез, так и для их последующей поддержки. Во внутренний контур предприятия их не стоит пускать, значит, предпочтительнее работать в облачной среде. В конечном счете эта гибкость, масштабируемость и открытость дает нам возможность неограниченного роста числа алгоритмов и вариантов поиска мошеннических схем».


В статье использовано фото с сайта https://customers.microsoft.com/