Перейти к основному содержанию
Узнайте больше о дистанционной работе и обучении во время вспышки COVID-19
Перейти к основному контенту
Новости
Чак Эдвард, корпоративный вице-президент Microsoft по HR. Фото: Dan DeLong

Руководитель рассказывает о своей инвалидности, чтобы другие не молчали

Будучи руководителем по управлению персоналом, Чак Эдвард всегда в центр внимания ставил мнения сотрудников и поощрял их рассказывать свои личные истории. Он много путешествовал по всему миру от Индии до Румынии, призывая как коллег, так и соискателей всегда оставаться восприимчивыми, открытыми всему новому и аутентичными. Он хорошо известный ментор, который получает большое удовольствие от коучинга людей и от того, что создает инклюзивную культуру, позволяющую всем просто быть самими собой.

Но Эдвард, бывалый боец Microsoft с 16-летним стажем, о своей собственной истории, по большому счету, предпочитал молчать. Поддерживая и наставляя сотрудников с инвалидностью «высказывать свое мнение» и «использовать свое прошлое», корпоративный вице-президент держал в секрете свою инвалидность, диагностированную 8 лет назад.

Сегодня все меняется, и Эдвард публично рассказывает, как он живет с рассеянным склерозом, заболеванием центральной нервной системы, которое есть у миллионов человек на планете. Своей историей он поделился на ежегодном мероприятии Microsoft Ability Summit, которое посвящено инклюзивности и доступности технологий как для сотрудников Microsoft, так и для более широкого сообщества людей с инвалидностью.

«Это было глубоко эмоциональное путешествие, – говорит Эдвард, который руководит HR в Microsoft Cloud, AI, Corporate Strategy и Core Services Engineering and Operations. – Если хотя бы один человек благодаря моей личной истории чувствует себя сильнее, это уже здорово. Но если мы достигнем того места, где мы все сможем свободно говорить об этом и воспринимать сами себя такими, какие мы есть, с нашими особенностями и несовершенствами, это будет настоящая победа!»

Нам всем нужно быть более уязвимыми и разрешить себе просить помощи

До сегодняшнего дня он часто задавался вопросом, если его проблема не была столь очевидна окружающим, то зачем о ней сообщать? Но чем дольше он молчал, тем больше чувствовал, что лицемерит. И чем больше он хотел быть открытым, тем сильнее его пугал момент публичного признания. Часто в самый последний момент, когда он уже собирался рассказать об этом, его останавливала мысль о «недостаточной важности» его откровения.

«Я начал забираться в свою собственную голову и думать, а зачем вообще беспокоиться? Зачем мне, в конце концов, поднимать эту тему? Я не хочу, чтобы люди смотрели на меня по-другому. Я не хочу, чтобы люди жалели меня», – рассказывает Эдвард.

Его публичное признание – большой шаг на длинном пути, начавшемся в 2011 году, когда он впервые начал неожиданно ощущать тремор рук и ног во время выступлений перед большой аудиторией. Тогда он принял это за волнение и эмоциональность, связанные с важной ролью в компании. Однако симптомы продолжались, к тремору добавилось онемение лица, и позднее на МРТ было обнаружено повреждение мозга. Через полтора года врачи поставили диагноз рассеянный склероз.

«Я плакал единственный раз, когда услышал официальный диагноз от врачей. Тогда вокруг меня была одна неопределенность, – вспоминает он. – Я помню, как сидел со своей женой в машине на парковке. Это был страшный момент, когда в голове крутилась только одна мысль: «Насколько ужасно то, что ждет меня впереди?» И тебя просто несет в то место, где ты ожидаешь самое худшее».

Он начал рисовать себе время, когда начнет спотыкаться и сможет делать презентации только сидя. Он мучительно представлял себе день, когда он не сможет больше играть со своими детьми. Но этот день не наступил. Он начал интенсивную ежедневную терапию, помогающую почти полностью снимать симптомы.

Но Эдварду нужно было время, чтобы оправиться от угнетающего чувства неопределенности, в котором он жил и в котором каждый день мысленно сканировал свое тело в поисках признаков прогрессирующей болезни. Ему нужен был отдых перед броском вперед в его карьере. Он хотел самосохранения, когда всматривался в неизвестность, и он искал уединения, чтобы оплакивать утрату предсказуемости жизни.

Поэтому на протяжении семи лет о его диагнозе знали только жена и свекровь. Только в прошлом году он раскрыл свой секрет своим детям-подросткам. На работе же до последнего времени об этом знали всего несколько коллег.

«Прежде всего Чак хотел понять сам, что это будет за путь, – говорит его жена Никки, которая часто подталкивала его рассказать об этом людям. – Но несмотря на его глубокое сострадание к другим, ему была нужна уверенность, что другие тоже будут сострадать ему».

«Он очень сложный, – продолжает она. – Он не боится показывать свою уязвимость, и он очень эмпатичный. Но ему потребовалось много времени, чтобы понять, что люди вокруг продолжают воспринимать тебя таким же, как и раньше просто потому, что не инвалидность определяет тебя как человека».

Чак и Никки Эдвард с дочерью Кэмерон и сыном Джексоном.
Чак и Никки Эдвард с дочерью Кэмерон и сыном Джексоном.

Эдвард понимал, что хочет помочь людям с таким же заболеванием, но говорить о нем открыто он не был готов. Через программу пожертвований сотрудников Microsoft он начал делать взносы в National Multiple Sclerosis Society, организации, которая финансирует передовые исследования, продвигает изменения отношения к этому заболеванию через пропаганду, и предоставляет программы и услуги, чтобы помочь людям, живущим с рассеянным склерозом.

В 2018 году Чак присоединился к совету попечителей National MS Society’s Greater Northwest Chapter, где он с головой погрузился в деятельность по сбору средств и повышению осведомленности. Но, кроме этого, он сделал большой шаг вперед, рассказав о своей инвалидности другим членам совета.

Приблизительно в то же самое время он вызвался курировать большую группу ресурсов для сотрудников Microsoft с инвалидностью. Только отдельные коллеги знали, что он страдает рассеянным склерозом, большинство же видели в нем просто одного из нескольких руководителей HR высшего звена, каждый из которых выступал спонсором определенной группы ресурсов для сотрудников. Но для Эдварда эти отношения были взаимообогащающими и познавательными.

«Знакомство с людьми в моей группе «нейтрализовало» для меня слова «ограниченные возможности», – рассказывает Чак. – Оно придало мне дополнительную внутреннюю силу, потому что я осознал, что возможности этих людей безграничны, и точка! Я вижу, как много они могу дать компании и всему обществу. Я вижу силу общности и опоры друг на друга. И это делает наши голоса громче, а нас более восприимчивыми и сопричастными».

В прошлом году Эдвард все-таки сообщил о своей инвалидности. Важнейший жизненный момент состоялся, когда он всего лишь поставил галочку напротив того самого вопроса в анонимной форме для сотрудников, которого он избегал многие годы: хотите ли вы рассказать о своей инвалидности? В ту минуту он вдруг задумался, а что он тогда почувствует? А затем он решился: «Я поставил «да» и понял, что это то, что должно было случиться».

Но чем смелее он становился в своей откровенности, тем больше его внешний имидж – подбадривать людей не стесняться свой инвалидности, в то время как сам он предпочитал молчать о ней – давил на него. Он старался воодушевлять остальных не бояться своей индивидуальности, говорить об этом открыто со своими менеджерами и делиться своим собственным уникальным взглядом на вещи.

«И все-таки каждый мой посыл утаивал мою собственную историю, – продолжает Чак. – В этом было лицемерие, поэтому я так рад, что теперь достиг этой точки на своем пути».

Он считает, что главную поддержку в этом ему оказали жена Никки, с которой он прожил 22 года, и Лори Джонсон, близкий друг и президент Greater Northwest Chapter of the National MS Society.

«Лори помог мне перенести мой диагноз из области глубоко личной скорби в осознание силы моего голоса и той истории, которую я расскажу, чтобы помочь другим. И я понял, что я хочу помогать другим на их пути», – говорит Эдвард. Все более инклюзивная культура Microsoft – от резонирующих ресурсных групп сотрудников до откровений руководителей с незаметной для окружающих инвалидностью – все это придало ему силы двигаться дальше.

Конечно, Эдвард знает, что у каждого свой собственный путь, и у многих просто нет шанса скрыть свою инвалидность. Иногда он даже испытывает чувство вины, понимая, что ему повезло больше, чем многим другим с диагнозом рассеянный склероз. Его история оказалась тернистой, но она еще только разворачивается.

Он научился быть добрее по отношению к себе. Он смотрит на свою инвалидность как на силу, помогающую ему стать более сострадательным лидером. Это мощный мотиватор тренироваться физически, управлять своей энергией и отдыхать, когда устал после длительного перелета. Его недуг заставляет его страстно желать выполнять свою работу на все 100% и помогать другим делать то же.

Чак Эдвард, корпоративный вице-президент Microsoft по HR.
Чак Эдвард, корпоративный вице-президент Microsoft по HR.

«Мои полномочия в компании и роль корпоративного вице-президента позволили мне осознать огромную ответственность лидеров в пропаганде гуманности и повышении уверенности других людей на право своего собственного голоса, – говорит он. – Сейчас пришла моя очередь делать это».

Он часто просит людей поделиться своими историями и верит, что его собственный опыт поможет людям стать более открытыми и чувствительными, и это будет способствовать более глубокому общению и отношениям.

«Нам всем нужно стать более уязвимыми и дать себе разрешение просить помощи у других, даже когда это кажется неудобным, – говорит он. – Не зря у нас есть выражения Устраивайтесь поудобнее, когда вам неудобно и Мы все несовершенны, потому что они дают возможность учиться, расти, брать на себя риски и быть более чуткими. В этом есть красота».

Президент Greater Northwest Society Джонсон уверена: то, что Эдвард открыл информацию о своем диагнозе, поможет трансформировать рабочие места для людей, живущих с рассеянным склерозом, половина которых увольняется с работы в первый год постановки диагноза. А еще это очень помогает людям с инвалидностью чувствовать себя менее одинокими.

«Мы, как человеческий род, запрограммированы искать связь с теми, кто понимает наш опыт, – говорит она. – Я надеюсь, что любой человек, скрывающий свою инвалидность, сможет увидеть себя в истории Чака и почувствует в себе силу больше не держать это в секрете».

Джонсон считает для себя честью идти вместе с ним по его пути, ведь она собственными глазами увидела, как он смог превратить шок и скорбь в принятие и силу. Она с нетерпением хочет увидеть, куда он будет двигаться дальше.

«Прогресс в поддержке людей с рассеянным склерозом за последние пять лет больше, чем за предыдущие семьдесят. Это благодаря таким, как Чак, которые вдохновляют своими историями, – считает она. – Я искренне горжусь им и убеждена, что он вносит свою толику не только в то, как меняется Microsoft, но и весь мир».


Заглавное фото: Чак Эдвард, корпоративный вице-президент Microsoft по HR. Фото: Dan DeLong