Перейти к основному содержанию
Заглавное фото: результат гистологического исследования – это препарат, который окрашивается гематоксилин-эозином, чтобы доктор видел контрастную картинку. Фото – Даниил Примак.

ИСТОРИИ

Легкая диагностика

Как минимизировать ошибки при постановке диагноза

Это история об исправленной ошибке. Реальной ошибке в реальной диагностике ракового заболевания. Исправленной благодаря современным технологиям и современному подходу к организации медицинского обслуживания. Так просто, так серьезно.

Это удивительная история, которую нельзя придумать, только увидеть и пережить с ее участниками. Хотя изначально мы с фотографом отправлялись в компанию UNIM просто на экскурсию. Уникальная лаборатория была открыта буквально шесть месяцев назад, а уже стала успешна и привлекла внимание самых разных специалистов и СМИ. Нам тоже хотелось все увидеть своими глазами.

Утро в офисе компании Unim. Алексей Ремез, CEO Unim, на встрече. Фото – Даниил Примак.
Утро в офисе компании. Алексей Ремез, CEO UNIM, на встрече.

Для нас в Microsoft тема борьбы с онкологическими заболеваниями важна не менее, чем то ПО, с которым чаще ассоциируется корпорация. Мы часто рассказываем об участии компании в самых разных проектах по всему миру, включая повышение точности диагностики онкологических заболеваний с помощью магнитно-резонансной томографии с использованием квантовых вычислений или искусственного интеллекта, организацию доступа к облачным инструментам для геномных исследований и попытки «перепрограммировать» клетки и «отладить» систему.

Как же можно было пропустить российский проект. Тем более, что личное общение с теми, кто двигает медицину вперед и внедряет высокотехнологичные решения, – это особенное впечатление. Мы прожили с коллективом компании UNIM один день, видели все стороны рабочего процесса и рассказали пару шуток во время неформального общения. А главное убедились, что ошибок можно избежать.

Утро. Офис

Встреча с основателем компании Алексеем Ремезом должна состояться в офисе, но ее начало отложено из-за затянувшегося совещания. Позднее выяснится, что помимо текущих вопросов на первый план вышла проблема, которую нужно решить сегодня, поскольку она касается точности поставленного диагноза.

Работа над ошибкой. Представьте ситуацию. Есть пациент, мужчина до сорока лет. Дерматолог удаляет кожное новообразование, подозревает меланому и присылает материал на диагностику. Доктора приходят к выводу что это невус, или, говоря проще, родинка. После этого дерматолог выкладывает снимки экрана с дерматоскопа в личном блоге и обсуждает с другими специалистами. Раздается много аргументов в пользу того, что это меланома. Появляется серьезное сомнение, подозрение на ошибку, которое должно быть опровергнуто. Еще год назад пациенту потребовалось бы везти стекла к другому специалисту, получать второе мнение, потом как-то согласовывать его с первым, в идеале собирать консилиум специалистов. Ведь современная медицина – доказательная, а значит все сомневающиеся должны согласиться с самыми сильными аргументами. Сегодняшний путь – поиск решений, которые автоматизируют процессы, изначально снизят риск ошибок и исключат человеческий фактор.

На совещании. Фото – Даниил Примак.
На совещании.

Мы осматриваемся и узнаем многое о генеральном директоре еще до начала личного общения. В кабинете полумрак, на стене фотография с изображением Стены Плача, на столе любимая книга. Сотрудники рассказывают, что Алексей любит приглашать в офис интересных людей для общения и выступлений с неформальными лекциями, а сам проводит для коллег экскурсии в Еврейском музее и центре толерантности.

Рабочее место – это тоже портрет человека. На столе Алексея список дел в блокноте, коробка сладостей и любимая книга «Все потерять и вновь начать с мечты» легендарного золотопромышленника советских времен Вадима Туманова. Фото – Даниил Примак.
Рабочее место – это тоже портрет человека. На столе Алексея список дел в блокноте, коробка сладостей и любимая книга «Все потерять и вновь начать с мечты» легендарного золотопромышленника советских времен Вадима Туманова.

Этот офис – первая площадка компании, которая задалась целью упростить и ускорить процедуру консультации гистологических препаратов и начала свою деятельность с разработки ПО. Для этого еще в 2014 году была разработана SaaS-платформа для дистанционных консультаций Digital Pathology. Но со временем выяснилось, что, работая в медицинской сфере без своей лаборатории, невозможно полностью контролировать все процессы и отвечать за точность результатов. В итоге в декабре 2017 года компания открыла собственную лабораторию в Технопарке «Сколково».

По первой специальности Алексей Ремез – инженер в области защиты в ЧС, работал в МЧС. После этого получил бизнес-образование в Израиле.
По первой специальности Алексей Ремез – инженер в области защиты в ЧС, работал в МЧС. После этого получил бизнес-образование в Израиле.

Совещание окончено, мы встречаемся с Алексеем и он рассказывает о ситуации с потенциальной ошибкой и о том, почему этого не нужно бояться и скрывать, как это зачастую делалось ранее.

«Систему характеризуют не ошибки, а реакция на ошибки. Идеальных систем не бывает, но бывает управляемая, и мы стараемся ее построить. Если мы ошибаемся, мы готовы это признать, – говорит Алексей. – Когда происходят ошибки, наша задача разобраться, почему она произошла и что сделать, чтобы их минимизировать как с технической точки зрения, так и с организационной».

«Есть скандинавское исследование, в результате которого доктора пересматривали старые диагнозы и выяснили, что в 27% случаев пациентов лечили не от того. Это фатально, потому что в онкологии нет лечения без побочных эффектов. Страшно ошибиться не только в том вопросе, рак это или не рак, но и в том, что это за рак, – продолжает Алексей. – Статистика ошибок очень большая. По России статистики нет, но по примерным оценкам доля ошибочных диагнозов – десятки процентов. Не говоря уже о сроках, которые могут составлять до двух месяцев».

Полдень. Дорога

Дорога – привычная составляющая жизни руководителя компании. Сейчас мы переезжаем из офиса в лабораторию, а вечером у Алексея Ремеза самолет – очередная командировка. И это абсолютно соответствует позитивной динамике в деятельности компании.

Сегодня UNIM сотрудничает с лучшими российскими и зарубежными лабораториями, постоянно привлекаются коллеги из Европы и Америки. Охват клиентов – Россия, Беларусь, Армения, Казахстан. Налажен контакт с врачами, специализирующимися на различных патологиях. Благодаря современным технологиям связи для каждого пациента можно собрать консилиум врачей, которые разберутся и поставят точный диагноз даже в самых сложных случаях.

В багажнике сумка для спортзала с боксерскими перчатками и чемодан для предстоящей командировки. Фото – Даниил Примак.
В багажнике сумка для спортзала с боксерскими перчатками и чемодан для предстоящей командировки.

«Полностью исключить вероятность ошибки удастся не скоро, хотя бы потому, что в патологии много серых зон и какие-то опухоли просто не описаны, – рассказывает по дороге Алексей Ремез. – Если патолог встречается с неизвестным новообразованием, он ставит заведомо неверный диагноз. Мы сталкивались с опухолью, которая описана в мире 16 раз, наш случай был семнадцатым. А где-то на нее могли просто не обратить внимания и поставить неверный диагноз».

Разговор не по работе. Алексей Ремез и директор по стратегии Михаил Генис обсуждают… качество фотосъемки на новый смартфон.
Разговор не по работе. Алексей Ремез и директор по стратегии Михаил Генис обсуждают… качество фотосъемки на новый смартфон.

Работа над ошибкой. За всеми нашими перемещениями специалисты UNIM не забывают об утренней задаче. Для ее решения будет привлечен известный специалист из США, консультант и автор пособий ВОЗ. Но сейчас за океаном еще ночь, так что конференция состоится чуть позже. Для такого случая нужно, чтобы все участники удаленного консилиума реально общались в единой коммуникационной среде. В этой встрече примут участие дерматолог, который прислал спорный материал, российский доктор-патолог, который ставил первый диагноз, и специалист из США.

День. Лаборатория

Лаборатория UNIM расположена в инновационном центре «Сколково». Она уникальна тем, что весь объем исследований проводится в цифровом виде и компания использует все преимущества оцифровки процесса. Так на небольшой площади расположены несколько современных аппаратов, интегрированных в собственную информационную среду. А обслуживают их каждодневно лишь один доктор и один лаборант.

Весь поступающий материал получает машиносчитываемую маркировку, которая исключает банальную путаницу, которая тоже нередко становится причиной вынесения неверных диагнозов.

Из материала изготавливаются препараты, стекла сканируются, к ним добавляется вся информация из сопутствующих документов и все данные хранятся в цифровом виде. Это позволяет удаленно рассмотреть каждый случай и привлекать узких специалистов в спорных ситуациях.

Другое преимущество оцифровки диагностического процесса – его прозрачность. Всегда можно вернуться в историю и посмотреть, что происходило на каждом из этапов.

В лаборатории. Когда процесс автоматизирован, порой кажется, что людей прост нет. Фото – Даниил Примак.
В лаборатории. Когда процесс автоматизирован, порой кажется, что людей просто нет.

«Мы можем предоставить больше информации докторам для принятия решения, – поясняет Алексей Ремез. – Из каждой биопсии получается несколько блоков, из каждого блока несколько стекол, в каких-то случаях их количество доходит до полусотни. Весь объем цифруется в разрешении микроскопа, а это до 40 крат оптического увеличения. После оцифровки каждого препарата мы получаем картинку весом 3-4 Гб. В настоящий момент наши объемы данных растут на 1 терабайт в неделю. Все вместе они сейчас уже требуют 45 терабайт и потребности будут возрастать. Поэтому мы остановили свой выбор на облаке Azure, где хранятся тяжелые данные. При этом они загружаются с высокой скоростью и с легкостью открываются докторами в нашей лабораторной информационной системе».

Алексей Ремез на экскурсии по лаборатории. Фото – Даниил Примак.
Алексей Ремез на экскурсии по лаборатории.

Освоение возможностей информационных технологий в лаборатории идет по всем направлениям. Буквально этим летом была введена в работу нейронная сеть, которая выполняет за доктора одну функцию – оценивает счетные параметры иммуногистохимического исследования. Сеть была обучена на собственных данных лаборатории, которые были специально размечены врачами. Это еще не автоматическая постановка диагноза, а лишь одна из характеристик, но от нее может очень сильно зависеть план лечения и оперативность реагирования. Характеристика Ki-67 показывает, сколько процентов опухолевых клеток активно делятся (если меньше 15%, то опухоль считается слабоагрессивной, от 30 до 50% – агрессивной, выше 50% – высокоагрессивной). Обычно доктор визуально считает количество клеток разного цвета. Нейронная сеть делает это точнее.

Результаты работы нейронной сети хорошо иллюстрируют то, что писал недавно в своей статье «Повышение результативности лечения с помощью ИИ» доктор Саймон Кос, Chief Medical Officer, Microsoft:

«Сегодня технологии и здравоохранение объединились, чтобы сформировать новые стандарты медицины, соответствующие XXI веку. Эти разработки помогут создать гибридную рабочую силу, где доктора и ИИ будут работать вместе для решения самых главных вопросов современной медицины. Помогая людям осознанно играть более активную роль в здравоохранении, а также предоставляя медицинским специалистам наиболее важную информацию, ИИ будет способствовать развитию самых эффективных, полезных и доступных медицинских услуг в истории».

Работа над ошибкой. Пока у нас шла экскурсия, состоялся консилиум докторов. Специалисты еще раз обсудили случай. В данной ситуации первоначальный диагноз был правильным. Это невус. Но возникшее сомнение без должной перепроверки могло привести к пересмотру диагноза и серьезным последствиям.

Алексей Ремез. Кофе и сладости в ожидании такси в аэропорт перед предстоящей командировкой в Чехию. Фото – Даниил Примак.
Алексей Ремез. Кофе и сладости в ожидании такси в аэропорт перед командировкой в Чехию.

Вечер. Перед командировкой

Разговор завершается в комнате для сотрудников беседой о перспективах медицины в эпоху цифровой трансформации.

«Смысл нашей работы в том, чтобы сделать систему, в которой человеческий фактор не влияет на результат, – Алексей заглядывает в будущее не в мечтах, а в режиме планирования. – Мы постоянно все усовершенствуем вплоть до полной автоматизации. Идеально, когда люди будут только следить за тем, как машины работают. Уже сейчас повысилась точность и вероятность ошибки максимально снижена. При этом не пострадала срочность, то есть результат в 90% случаев выдается через 72 часа после поступления материала. Через пять, десять, пятнадцать лет вся диагностика будет вестись в цифровом виде, так же как рентгенология давно перешла в DICOM. Это неизбежный эволюционный путь развития».

Слушая Алексея Ремеза, сложно сомневаться в его прогнозах. До UNIM таких лабораторий в России просто не было. Меньше чем через год после открытия они уже стали признанными экспертами, с которыми работают множество медицинских организаций, ежемесячно обслуживаются сотни пациентов, а к концу года их число должно вырасти до 1500. После такого успешного примера неизбежно появятся новые лаборатории. И ошибок в постановке онкологических диагнозов будет все меньше.

Заглавное фото: результат гистологического исследования – это препарат, который окрашивается гематоксилин-эозином, чтобы доктор видел контрастную картинку. После окраски стекло закатывается в нейтральную пленку. Так мы его видим в микроскоп.

Фото – Даниил Примак.