Перейти к основному содержанию
Узнайте больше о дистанционной работе и обучении во время вспышки COVID-19
Перейти к основному контенту
Новости

Цифровая трансформация в здравоохранении

На связи с искусственным интеллектом

Борис Зингерман, Invitro, НБМЗ — о глобальной трансформации взаимоотношений врача и пациента

Трансформация медицинской сферы в России перешла в важнейшую фазу: использование цифровых технологий становится обязательной и неотъемлемой частью медицины. Так считает наш сегодняшний собеседник — Борис Зингерман, руководитель направления цифровой медицины компании Invitro, гендиректор Ассоциации «Национальная база медицинских знаний», основатель телемедицинских стартапов «ТелеПат» и «АйПат», член экспертного совета по информационно-коммуникационным технологиям Минздрава РФ. 

Борис Зингерман, руководитель направления цифровой медицины компании Invitro, гендиректор Ассоциации «Национальная база медицинских знаний», основатель телемедицинских стартапов «ТелеПат» и «АйПат», член экспертного совета по информационно-коммуникационным технологиям Минздрава РФ.Как шутит Борис Зингерман, телемедицина в России появилась еще при Петре I, когда о болезни матросов сообщали с кораблей на землю с помощью сигнальных флажков. Если же говорить серьезно, цифровизация здравоохранения началась около 60 лет назад, и этот процесс вряд ли когда-нибудь остановится.

Борис Зингерман: «Использование в медицине компьютеров или, как это тогда называлось, ЭВМ, началось сразу же, как только эти электронно-вычислительные машины появились. Я участвую в этом процессе с 1982 года — мы начинали делать проекты для службы крови еще на ЕС ЭВМ. Так что уже почти 40 лет — это мой личный опыт. А я знаю людей, которые этим занимаются 50 или даже почти 60 лет».

Про этапы проникновения технологий в медицину

По словам Бориса, на всем пути у процесса интеграции технологий в медицину было много названий: компьютеризация, информатизация, цифровизация. Сейчас — цифровая трансформация. Но если на предыдущих этапах это были некие «внешние», где-то даже навязанные, элементы для здравоохранения, то сегодня «цифра» — это обязательная часть медицины. Большого количества приборов, сервисов и процессов без цифровизации не существовало бы в принципе.

Борис Зингерман: «Это касается всего, начиная от компьютерных томографов или УЗИ, которые без цифровой составляющей просто не работают, и переходя к медицинским информационным системам, электронным медицинским картам, которые тоже становятся важнейшей, неотъемлемой частью медицины. Использование медицинских гаджетов, искусственный интеллект, сервисы удаленного мониторинга здоровья — все это уже стало частью здравоохранения и лечения пациентов.

Если говорить о терминах, то я и сам совсем недавно узнал, чем цифровизация отличается от цифровой трансформации. Когда мы говорим о цифровизации — это попытка включить цифровые технологии в уже существующие процессы, в частности, в медицине. Например, когда мы заменяем рукописные документы электронными. Когда же мы говорим о цифровой трансформации — это означает, что мы выстраиваем новые бизнес-процессы, используя цифровые технологии, которых раньше не было. Сегодня, особенно под влиянием пандемии, появляются новые бизнес-процессы, связанные с телемедициной, дистанционным мониторингом и ведением пациента, использованием искусственного интеллекта во взаимодействии с пациентом. Это абсолютно новые вещи, которые раньше в медицине не использовались».

Про ближайшее будущее

По мнению Бориса Зингермана, медицина идет к глобальной перестройке взаимоотношений врач-пациент. Если раньше «здравоохранение» для пациента начиналось с визита к врачу, то в скором будущем это будет вершиной взаимодействия.

Борис Зингерман: «В самом ближайшем будущем многие вопросы, которые возникают у человека в отношении его здоровья, ведения здорового образа жизни, контроля состояния здоровья, отклонений, проблем со здоровьем будут решаться дистанционно. Тут я согласен с предсказаниями Эрика Тополя, известного американского кардиолога, эксперта в области ИИ и цифровой трансформации. На самом нижнем уровне взаимодействием с пациентом будут заниматься системы искусственного интеллекта. Человек будет вносить в систему данные о себе — руками или с использованием всевозможных гаджетов. И на основе информации, которая будет собираться в онлайне, системы искусственного интеллекта смогут находить и определять те нюансы и проблемы здоровья, на которые надо обратить внимание.

В первом слое подобного рода системы будут взаимодействовать с человеком, чтобы помочь ему лучше заботиться о себе, поддерживать здоровый образ жизни. Но самое главное, что эти системы будут на раннем этапе выявлять проблемы, к которым нужно привлечь квалифицированного специалиста. На следующем этапе это будет врач, который дистанционно, при помощи того, что мы называем телемедициной, ответит на многие вопросы пациента. Если же проблемы окажутся действительно серьезными, потребуется вмешательство «инструментальной медицины» — человек будет направлен в медицинскую организацию. Вот такое очное взаимодействие с организацией здравоохранения — станет вершиной пирамиды».

Про бесконечную трансформацию

«Процесс трансформации медицины не завершится никогда», — делится мыслями Борис Зингерман. Объясняется это просто: технологии будут совершенствоваться и вместе с этим будет появляться все больше возможностей для их применения в медицине. Достаточно вспомнить научную фантастику, например, фильмы о космосе, возможности медицины там. «Шаг за шагом, аккуратно человечество будет двигаться к фантастическим технологиям для медицинского применения. А первый шаг к этому — перенос значительной части данных и процессов, связанных со здоровьем, в цифровой вид — произойдет в течение ближайших 5-7 лет», — рассуждает наш собеседник.

Борис Зингерман: «Мне кажется, нынешняя ситуация с пандемией дала к этому очень сильный толчок. Думаю, ни для кого не секрет, что в определенных ситуациях посещение медицинских организаций — например, хроническими пациентами, которые не могут пропустить визит к врачу, — стало источником заражений коронавирусом. Сегодня пришло понимание: все, что можно делать дистанционно, лучше делать дистанционно. Дальше все зависит от технологий. От того, насколько пОлно мы сможем обеспечить медицину технологиями для полноценной дистанционной работы.

Что бы мы ни говорили о различных медицинских гаджетах, которые позволяют в домашних условиях определить всевозможные показатели, связанные со здоровьем — в реальности их не так уж много. Даже полноценного тонометра, который бы позволил регулярно и удобно измерять давление, не найти. Есть хорошие гаджеты, справляющиеся с подсчетом шагов, чуть хуже — с измерением пульса. Еще хуже — с насыщением крови кислородом. Точных, удобных гаджетов мало. Но процесс идет. Появились, например, приборы, позволяющие измерять простым способом сахар в крови. Пока что они довольно дороги. Но со временем они получат большее распространение, станут доступны многим. А от скорости разработки подобных «умных» устройств зависит и скорость той самой трансформации медицины, о которой мы говорим.

Дальше гаджеты, определяющие важные показатели здоровья, должны уметь передавать их в информационные системы с искусственным интеллектом. Они уже позволят до врачебной практики решать определенное количество вопросов пациента дистанционно. Пока нельзя сказать, что есть такие полноценные системы, способные делать это качественно».

Про телемедицину

Многие вопросы, связанные с распространением телемедицины, во всем мире сегодня связаны с законодательным регулированием. В некоторых странах — в частности, в США, пандемия вынудила власти быстрее снять барьеры для дистанционной медицинской помощи. По словам Бориса, в России серьезных законодательных изменений, связанных с телемедициной, пока не произошло, и многие стартапы и проекты в этой области провалились.

Борис Зингерман: «Телемедицинские услуги очень серьезно зарегулированы законодательно. Мы не можем широко использовать всевозможные технологии телемедицины — и такая ситуация сложилась во многих странах. В нашей стране поправки к закону о телемедицине активно обсуждаются, эти вопросы постоянно на слуху. Процесс, связанный с организационными изменениями, законодательной регламентацией, идет. Может быть чуть медленнее, чем хотелось бы, но тем не менее. Ведь медицина — это традиционно консервативная область. В ней о безопасности думают гораздо больше, чем об инновационности — и это совершенно естественно».

Про смену направления движения технологий

Если раньше технологии возникали как ответ на запросы какой-то конкретной отрасли, а затем адаптировались шире — вспомним хотя бы историю возникновения Интернета — то сейчас все наоборот: из обычной жизни технологии переходят в профессиональную.

Борис Зингерман: «Врачи начинают пользоваться в своей профессиональной деятельности теми же технологиями, к которым привыкают в повседневности. И это важный тренд. Вспомните тот же Microsoft Office — он был придуман совсем не для медицинских организаций, но используется повсеместно. Или сервисы, подобные тому, через который мы общаемся сейчас — Teams. Это видеоконференцсвязь, к которой все мы привыкли в обычной жизни, и она же применяется для работы. Или наш проект медицинского мессенджера — это разработка, в которой технологии, созданные для обычной жизни, для общения, адаптируются для медицинского использования. Мы пытаемся реорганизовать их так, чтобы дистанционное взаимодействие врача с пациентом было максимально эффективным».

Борис Зингерман, руководитель направления цифровой медицины компании Invitro, гендиректор Ассоциации «Национальная база медицинских знаний», основатель телемедицинских стартапов «ТелеПат» и «АйПат», член экспертного совета по информационно-коммуникационным технологиям Минздрава РФ.

Про актуальные задачи здравоохранения

Мы попросили Бориса Зингермана выделить три главные актуальные задачи, которые стоят перед современным здравоохранением — конечно же, в контексте применения технологий. Наш собеседник подчеркнул, что Россия движется в сторону цифровой медицины, не отставая от общемировых трендов.

Борис Зингерман: «Первая большая задача — это полномасштабная цифровизация всего здравоохранения. Здесь есть много подзадач. Например, медицинские документы должны существовать в электронном виде. На сегодняшний день что-то есть на бумаге, что-то в цифре, и мы потихонечку от 100% бумаги идем к 100% цифре. На этом пути мы находимся где-то посередине, и очень важно поскорее закончить его, перейти к полной цифровизации в плане хранения информации и правильной организации доступа к ней. На это направлены все те решения, которые принимает Минздрав: цифровой контур, ЕГИСЗ (Единая государственная информационная система здравоохранения), региональные системы в здравоохранении. Очень важный элемент, над которым трудятся сейчас все участники процесса — создание личного кабинета пациента «Мое здоровье» на едином портале Госуслуг. Это некая единая точка входа, через которую, я надеюсь, к 2024 году каждый из нас сможет получить доступ к любому своему медицинскому документу в электронном виде.

Вторая задача, которая кажется мне крайне важной — расширение площади применения телемедицинского обслуживания. Чтобы разные люди — от здоровых до хронически больных или «острых» больных — могли получать помощь или консультации в дистанционной форме. И здесь тоже очень много факторов. Например, получение электронных рецептов. Это важно для хронических пациентов, для беременных женщин, для маленьких детей, для тех людей, которые должны находиться под регулярным наблюдением врача.

И третья актуальная задача — расширение использования систем искусственного интеллекта. Если раньше ключевой проблемой медицины были инфекции и острые заболевания, то теперь основная проблема — это хронические заболевания. В США, например, по некоторым оценкам около половины населения имеет хронические заболевания, а примерно у четверти населения не одно, а несколько хронических заболеваний. Естественный вопрос: где брать врачей, которые в ежедневном режиме будут оказывать помощь половине населения страны? Без искусственного интеллекта, который возьмет на себя рутинные операции по дистанционному наблюдению и контролю, а также своевременному выявлению ситуаций, когда пациенту нужна помощь врача, тут не обойтись».

Про прикладное применение ИИ

На третьей задаче мы задерживаемся подробнее. Борис Зингерман — директор Ассоциации разработчиков и пользователей искусственного интеллекта в медицине и его экспертиза в этом вопросе особенна ценна. По его словам, роль ИИ в медицине сложно переоценить, и в этом вопросе крайне важно сотрудничество медицинских организаций с крупнейшими ИТ-компаниями, разработчиками ИИ, такими как Microsoft.

Борис Зингерман: «ИИ в здравоохранении играет колоссальную роль, потому что объем информации, с которой приходится иметь дело врачу — как в повседневной практике, так и при анализе научных материалов — огромен. Например, если раньше рентгенологу приходилось смотреть одну-две рентгенограммы, в фас и в профиль, то сегодня компьютерная томограмма — это 500, 1000 снимков. И таких исследований врач за день должен посмотреть десятки. Помощь ИИ, который будет делать начальную обработку этого массива медицинской информации, тут крайне важна. Еще пример: в период ковида у всех на слуху истории с тем, что ИИ очень хорошо обрабатывает снимки с КТ легких: точно определяет стадию развития заболевания, степень поражения. Тем самым эффективность врача-рентгенолога, который должен просматривать десятки и сотни таких снимков ежедневно, повышается в 2-3 раза».

 


В статье использованы фото с сайта microsoft.com