Перейти к основному содержанию
Узнайте больше о дистанционной работе и обучении во время вспышки COVID-19
Перейти к основному контенту
Новости

Про то, как одна мама из компании Microsoft вдохновила медицинские организации осваивать потенциал ИИ

Мелисса Малхолланд и представить себе не могла, что ребенок, которого она тогда носила, может не выжить. Не попади она к высококлассному специалисту по эмбриональному развитию в консультации для беременных с высоким риском, который увидел результаты ее УЗИ, исход мог бы быть совсем другим.

Во время ультразвукового исследования он заметил отклонение в развитии плода, которое называется врожденный клапан задней уретры (КЗУ) – порок развития, который часто остается незамеченным при проведении УЗИ, если врач, осуществляющий исследование, не имеет специальных навыков обнаружения этого дефекта. КЗУ встречается 1 раз на 8 тысяч новорожденных мальчиков и означает, что дополнительные ткани на слизистой препятствуют опорожнению мочевого пузыря ребенка, вызывая обратный поток мочи, что может повредить другие органы и привести к летальному исходу.

На сроке 16-ти недель Малхолланд, директор по бизнес-стратегии канала One Commercial Partner (OCP), который работает с партнерами Microsoft по всему миру, решилась на рискованную операцию. Врачи приняли решение ввести катетер в утробу матери, чтобы вывести мочу малыша, однако шансы на успех не были гарантированы.

«Вы можете представить, что чувствовали мы с мужем, когда услышали эту ужасную новость – мой сын скорее всего не выживет, и придется прервать беременность, – вспоминает она. – Тогда я осознанно приняла решение идти до самого конца и попробовать сделать все возможное, чтобы сохранить жизнь моему ребенку. И нам повезло, потому что это сработало».

Работая с партнерами Microsoft и помогая им реализовывать их облачные возможности, она задалась вопросом: учитывая тот прогресс в области искусственного интеллекта (ИИ), который сейчас происходит, возможно, какие-то из компаний, с которыми она работает, смогут использовать облако и ИИ и для решения проблем здравоохранения?

Она дала клятву своему маленькому сыну Конору и самой себе – найти способ изменить ситуацию и поделилась своей историей с компаниями, готовыми услышать ее.

Я осознанно приняла решение идти до самого конца и попробовать сделать все возможное, чтобы сохранить жизнь моему ребенку. И нам повезло, потому что это сработало.

Одна из них – норвежская компания Crayon. Она начала свою деятельность как сервисно-ориентированный софтверный бизнес, затем развивала сервисные предложения для клиентов в использовании облака и пять лет назад начала свой собственный путь в области ИИ.

Тим Хакаби, InterKnowlogy, Рун Сиверсен, Crayon, и Мелисса Малхолланд на Microsoft Inspire 2019.
Тим Хакаби, InterKnowlogy, Рун Сиверсен, Crayon, и Мелисса Малхолланд на Microsoft Inspire 2019.

«Личный опыт Мелиссы заставил нас посмотреть на роль ИИ в области здравоохранения более широко. Мелисса была полна энтузиазма и хороших идей», – говорит соучредитель Crayon Рун Сиверсен.

«Она поставила перед нами вопрос: каким способом ИИ может вывести здравоохранение на новый уровень? Это заставило нас задуматься над проблемами медицины и конкретными задачами, в которые мы смогли бы вовлечься».

С этого момента Crayon занялся внедрением ИИ и машинного обучения в различных инициативах по улучшению здравоохранения. Среди них работа с национальным госпиталем Норвегии и Oslo University Hospital, где они помогали повышать квалификации врачей в области скрининга рака кишечника, применяя расширенную визуализацию для обнаружения бессимптомных полипов при возможном инвазивном раке. Еще на основе Azure Kinect команда разрабатывала возможности мониторинга движений лежачих пациентов, так что если возникала угроза падения пациента с кровати, медсестра вовремя могла подойти к нему. Также они работали над задачей, как с помощью ИИ узнать больше о случаях остановки сердца вследствие симптома, известного как гипертрофическая кардиомиопатия, или утолщенная стенка сердца.

«Я очень горжусь тем, чего наша команда смогла добиться в столь короткое время и как мы помогли врачам и медсестрам потенциально спасать жизни», – говорит Сиверсен.

За свою работу в прошлом году Crayon был назван компанией Microsoft глобальным партнером года по ИИ и машинному обучению .

Другой партнер Microsoft – InterKnowlogy – тоже оказался тронут личной историей Малхолланд.

Тим Хакаби, основатель и председатель калифорнийской компании Carlsbad, познакомился с Малхолланд по электронной почте во время работы над совместным проектом для одного из ее клиентов. InterKnowlogy создает корпоративное программное обеспечение для других компаний, в том числе для тех, которые используют ИИ и компьютерное зрение.

Когда Малхолланд узнала, какую роль ИИ играет в работе компании, она рассказала Хакаби о Коноре и о том, как она разочарована невозможностью простой диагностики этого заболевания.

«Мы начали общаться на более личном уровне. Мы сразу почувствовали взаимопонимание, потому что у меня брат-инвалид тяжелой степени. Мы стали друзьями», – говорит Хакаби.

Он решил посмотреть, сможет ли «быстро соорудить прототип» для распознавания КЗУ на ультразвуковых изображениях с помощью Azure Custom Vision. Последний представляет собой прикладной программный интерфейс (API) компьютерного зрения для обнаружения и распознавания объектов. Хакаби попросил Малхолланд отправить ему ультразвуковые снимки Конора. Затем он нашел в Интернете общедоступные фотографии УЗИ нормальных органов, а также тех, на которых видны КЗУ.

Тим Хакаби, глава InterKnowlogy,  создает прототип решения для распознавания КЗУ на УЗИ.

Я написал Мелиссе в 3 утра и сказал: Я разобрался, это грандиозно и ты увидишь это!

«Проблема заключалась в том, что если врачи были обучены распознавать КЗУ, то они ловили его всегда, но если врач не имеет специального навыка, то он может пропустить этот порок развития. Моя гипотеза состояла в том, что если я правильно натренировал модель машинного обучения, то компьютеры будут просто выхватывать эту аномалию развития в 100 процентах случаев».

Он начал работать над прототипом в 3 часа дня. «Послушайте, мои годы как продуктивного программиста уже позади. Я сейчас этажом выше, – шутит он. – Но это был один из тех редких моментов, когда я с головой закопался в технологии и не сдавался, пока не разобрался и не дошел до сути».

И он дошел 12 часов спустя. «В итоге я написал Мелиссе в 3 утра и сказал, что я вычислил, это грандиозно и ты увидишь это!»

Она увидела уже на следующий день с помощью компьютерной презентации и пришла в восторг. Они поделились своим опытом в 2017 году на Microsoft Inspire, ежегодной конференции для партнеров Microsoft. И с тех пор Хакаби добавил ИИ и здравоохранение в портфолио приложений своей компании.

Они искренне надеются, что одна из медицинских компаний захочет полностью выстроить линию обнаружения КЗУ. «InterKnowlogy разрабатывает программное обеспечение на заказ для компаний; мы обычно не владеем интеллектуальной собственностью (IP) на то, что мы создаем, – говорит он. – Я бы с удовольствием отдал этот IP компании, чтобы она работала с ним».

C этого момента InterKnowlogy начала совместные проекты с крупной медицинской организацией над обнаружением рака с помощью компьютерного зрения.

Семья Маллхоланд: Кайл, Конор, Мелисса и Эмма (фото: Scott Eklund/Red Box Pictures).
Семья Маллхоланд: Кайл, Конор, Мелисса и Эмма (фото: Scott Eklund/Red Box Pictures).

Конор, которому сейчас 5, уже ощутил пользу ИИ в своей жизни. После 12 операций, перенесенных к двум годам, чтобы справиться с последствиями КЗУ и вызванными этим проблемами, в возрасте 3-х лет ему поставили диагноз аутизм, и у него возникли трудности с речью. Он работает с логопедами, а также пользуется приложением Helpicto для преобразования произнесенных слов в ряд изображений с помощью ИИ.

Созданное французской компанией Equadex приложение Helpicto тоже родилось из самого сердца – несколько сотрудников компании имеют личный опыт работы с аутизмом. Equadex разработала это приложение, используя API Microsoft Cognitive Services и облачную платформу Microsoft Azure.

«Это очень тяжело, когда ваш ребенок не может говорить и общаться с вами, – говорит Малхолланд. – Ему было 4 года, когда он впервые сказал «мама». Это было так удивительно услышать!»

Еще Конор научился говорить «папа» и «Амма» – имя своей 7-летней сестры Эммы, которая просто обожает его.

«Очень приятно видеть, как она заботлива и как сильно она хочет, чтобы он был успешным, – говорит Малхолланд. – Она помогает ему тренироваться на словах. Я уверена, что она выберет для своего образования область, направленную на помощь другим, будь то учитель или врач, или что-нибудь в этом роде. Ее жизнь всегда будет особой из-за того, что у нее такой брат».

Малхолланд говорит, что она «тронута» той поддержкой, которую она получила: от мужа Кайла, бухгалтера, который остается дома с Конором; от Microsoft, которая стала для Малхолланд трибуной, чтобы рассказать свою историю; от тех компаний, которые хотят услышать и принять ее.

«Я всегда призываю людей: не загоняйте себя в рамки, думайте о том, как вы можете использовать технологию для достижения по-настоящему большего блага, потому что иногда такие решения находятся прямо перед тобой, – говорит она. – И представьте, насколько великим может быть наш мир, если у нас будет больше таких историй».

Заглавное фото: Мелисса Малхолланд и ее сын Конор (фото: Scott Eklund/Red Box Pictures).