Перейти к основному содержанию
Узнайте больше о дистанционной работе и обучении во время вспышки COVID-19
Перейти к основному контенту
Новости
Грани причудливых кристаллов – заглавная для проекта Руководство в действии

РУКОВОДСТВО В ДЕЙСТВИИ

«Нельзя построить суперкомпанию без суперлюдей»

Виктор Орловский, Fort Ross Ventures – об оптимизме венчурного капиталиста и умении предвидеть будущее

Проект «Руководство в действии» был создан с целью помочь тем, кто только начинает или развивает свой бизнес в сфере инноваций. Наши герои – успешные предприниматели, которым мы предложили поделиться опытом, расставить бизнес-приоритеты и дать советы тем, кто задумал свой технологичный бизнес. Виктор Орловский, основатель фонда Fort Ross Ventures, поделился взглядом на успешный стартап, каким его видят инвесторы, а также рассказал, почему терпение для предпринимателя так же важно, как упорство и смелость.

Виктор Орловский, основатель фонда Fort Ross Ventures,Я являюсь основателем фонда Fort Ross Ventures. Изначально Форт-Росс – это российский форпост XIX века в 80 милях от Сан-Франциско. Российская торговая миссия на Аляске была завершена к 1836 году. И тут как раз на западное побережье пришли американцы, которые и купили Форт-Росс за большие деньги. Это была первая зарегистрированная сделка, которая послужила началом торговых отношений между Российской Империей и США. Так и родилось название – мы продолжаем эту традицию коммерческого взаимодействия, выгодного для обеих сторон. Мы помогаем талантам из России, мы ввозим капитал в Россию и способствуем созданию тут еще большего количества талантов, привнесению технологий и инноваций. Мы тесно связаны с такими организациями, как Сбербанк, МТС, X5 Retail Group и другими. Мы помогаем внедрять инновации в российские крупнейшие компании и налаживать взаимодействие с нашими партнерами.

Я уверен, что в долгосрочной перспективе победит коллаборация. И мне кажется, что российские стартапы и большие компании, включенные в международный глобальный контекст, получают больше, потому что они становятся еще более конкурентными. Российским компаниям, российским стартапам показано быть глобальными, в особенности в enterprise-сегменте – здесь можно стать по-настоящему большими только выходя за пределы одной страны. Глобальная конкуренция хороша, тем более что талантов и умов в России не занимать, а вот средств на развитие не хватает. За счет инвестиций Fort Ross и лучших венчурных фондов небольшие компании могут вырасти в масштабные международные корпорации, которые, при этом, будут иметь свои головные офисы в России, укреплять их.

Сейчас очень большое количество российских предпринимателей (и не только российских) разъезжается по миру, поднимает деньги, а потом инвестируют их в развитие команды в России, потому что лучшие ресурсы для R&D набираются именно на постсоветском пространстве.

Толчок к зарождению бизнеса


Началось все очень давно. Я 20 лет занимался информационными технологиями, по специальности инженер, разработчик. Начинал как программист, сразу попал в большой международный банк ABN AMRO. Благодаря любознательности я очень хорошо изучил банковское дело на примере разных областей – торгового финансирования, корпоративного кредитования, выпуск карт и так далее. Затем было много всего. В возрасте 27 лет я занял пост старшего вице-президента по информационным технологиям в Альфа-Банке и был координатором программы трансформации. Трансформации из чего во что никто тогда не понимал, но это было массовое внедрение суперпрогрессивных информационных технологий, которое я успешно завершил. После чего перешел на работу в IBM, где тоже помогал банкам, а в 2008 году стал членом правления Сбербанка. Восемь лет работал в Сбербанке (теперь – Сбере, прим. редакции), шесть из которых был в IT, а два года занимался развитием того, что сейчас называют экосистемой. Я был первым человеком, которого Герман Оскарович Греф назначил на эту позицию.

В 2015 году стало понятно, что после восьми лет невероятно интересной работы в талантливой команде и с лучшим руководителем нужно было искать какие-то другие пути развития, собственного в том числе. И Герман Оскарович тогда пошел мне навстречу, и не только отпустил меня, но и дал мне возможность овладеть новой профессией.

По сути, я всегда занимался инновациями и будущим, потому что те технологии, которые я внедрял, давали результат в перспективе 5-8 и более лет.

И вот с 2015 года существует Fort Ross Ventures, и за это время мы подняли два фонда (один в 2014 г., другой в конце 2018 г.), их общий объем 350 млн долларов. До недавних пор инвестировали в проекты только в Израиле и Америке, где у нас есть свои офисы, а теперь пришли в Россию. В Москве был до этого только офис, но теперь будет и новый фонд, так как мы начинаем искать стартапы в России.

Виктор Орловский, основатель фонда Fort Ross Ventures,

А если бы начинали сейчас


Я не знаю, начал ли бы я тот же проект весной 2021 года. Дело в том, что я как любой нормальный человек рефлексирую, задаю себе вопросы, правильно ли я сделал, что ушел в свое время из Сбербанка, мог бы остаться и, наверное, тоже достиг бы чего-то существенного, учитывая, как он сейчас развивается. Главное, чего не хватает после Сбера – это масштаба. Масштаб в Сбере, конечно, колоссальный. Масштаб и интенсивность помноженные на амбиции – это и есть успех.

Иногда думаю, а почему я не сделал собственный стартап. У меня была идея, сходная с Chime (финтехкомпания, которая предоставляет бесплатные услуги мобильного банкинга – прим. редакции), но я ее не реализовал. Таких стартапов было, конечно, тысячи, но ведь я мог бы стать победителем? Были и другие истории, которые могли бы взлететь. Но это все очень поверхностно, глубоко по этому поводу не переживаю. Мне нравится то, чем я занимаюсь. По сути, своими инвестициями вместе со стартапами мы создаем будущее, как бы это пафосно ни звучало. То будущее, тот мейнстрим, в котором мы с вами будем жить через 5-10 лет. И создавать будущее очень интересно. Как вы понимаете, я большой адепт того, что технологии являются драйвером изменения нашего мира и нас самих – от изобретения каменных орудий до использования искусственного интеллекта, и этот процесс с течением времени и влияние на наш мир технологий только ускоряется и усиливается. И еще, помимо технологий, – это общение с бесконечно талантливыми и суперамбициозными людьми – стартаперами.

Наверное, начав сегодня, я бы все равно занимался тем же, чем и занимаюсь. Мы продолжаем запускать фонды, я хочу построить легендарный бренд в области венчурного бизнеса. Мой партнер говорит, что на это еще нужно двадцать лет, но я с этим не согласен. Я считаю, что если много и эффективно работать, то вполне можно справиться и за десять.

Моя цель – построить легендарный бренд в области венчурного бизнеса.

Три истории про развитие бизнеса


История #1. Я бы сказал, что наше главное событие – это создание второго фонда. Для нас первый фонд был очень простым. Точнее, все было очень просто с точки зрения фандрайзинга (я и Сбербанк вложили в него свои средства), а вот все остальное было сложно. В случае со вторым фондом средства было привлечь очень сложно, так как мы не знали, как это делается – мы вообще этим никогда не занимались. В итоге мы успешно собрали 250 млн. На мой взгляд, это было очень важное событие в жизни нашего фонда.

История #2. Второе событие – первая большая победа. Во всех фондах мира без исключения работает так называемый закон степеней (функциональная связь между двумя величинами, где относительное изменение одной величины приводит к пропорциональному относительному изменению другой величины – прим. ред.). Есть первая компания, самая большая ваша победа, которая принесла больше денег, чем все остальные вместе взятые. Потом вторая, которая снова принесла больше, чем все остальные вместе взятые. Я не верил в это, пока у нас не получился первый фонд, а хороший фонд отличается от плохого только тем, есть ли в нем эти две-три компании, которые «выстрелили». Ведь все равно таких проектов два-три или даже один, не десятки и не сотни. А суперфонд отличается от хорошего не количеством, а качеством этих самых лучших компаний: у него не несколько таких компаний, а одна, которая выросла не в 100 раз, а в 1000 раз или в 10 000 раз. И у нас, к счастью, появилась такая компания в портфеле первого фонда. Скоро она выйдет на публичный рынок и должна принести нам очень много денег, больше, чем все остальные компании.

История #3. Третья, а, возможно, и самая главная наша победа – это наша способность нанимать и выращивать очень талантливых специалистов. У нас вообще очень сильная команда, и есть люди с личным брендом, которые еще 4-5 лет назад к нам не пошли бы на работу. Сейчас мы привлекли в команду Николая Давыдова (Gagarin Capital, Cherry Labs), очень известного предпринимателя, венчурного капиталиста. Также мы привлекли Шарин Фишер – нашего израильского партнера, за которую боролись ведущие израильские и американские фонды. К нам пришел Денис Ефремов, вошедший недавно в Forbes 30 до 30. Но я бы также хотел отметить Егора Абрамова, который вырос уже в нашем фонде, и я уверен, у него большое будущее в венчурном бизнесе. Я не могу назвать всех – но я бесконечно горжусь нашей командой и считаю ее командой мечты. В конечном итоге, деньги инвесторы дают не компании, а людям. Именно люди, а не компании достигают результата.

История #4. Четвертое событие – это, пожалуй, мой переезд в США, но это скорее личная история. У нас с женой пятеро детей, и переезд из страны в страну с совершенно новым для себя ландшафтом жизни был очень большим испытанием. Наверное, в меньшей степени для меня, в большей степени для моей семьи, прежде всего для моей супруги, которой я также бесконечно горжусь. Я преклоняюсь перед ее стойкостью, адаптационными способностями, мужеством, умением быть позитивной, несмотря ни на что, это очень дорогого стоит. И вот это пройденное испытание – это стало очень ценным опытом, позволило нам как семье только укрепиться.

Очень хочется не только построить легендарный бренд, но и вырастить суперлюдей. Первое без второго невозможно.

Команда фонда Fort Ross Ventures,

Бизнес-приоритеты


1. Самообучение

icon

Самое важное, что надо понять для себя, – это то, что стартапер должен постоянно и быстро учиться на собственных ошибках. Чем отличается успешный стартап от неуспешного? Успешный стартап чуть-чуть быстрее учится на собственных и чужих ошибках. Успешный стартап от неуспешного отличается только одним: при ходьбе по минному полю он наступил на меньшее количество мин. Может быть, повезло, а может быть он вовремя сошел с пути, изменил траекторию. Начало вашего пути – это всегда самообучение. Это не значит, что вы ничего не должны делать – вам все равно надо двигаться. Вы должны совершить как можно меньшее количество ошибок – найти Product Market Fit (соответствие продукта ожиданиям целевой аудитории – прим. ред.) путем минимального количества итераций.

2. Поиск решения

icon

Не верьте в то, что вы нашли «боль» своих потенциальных клиентов и не верьте в то, что нашли решение для этой «боли», пока вы действительно этого не сделали. Как правило, стартаперы очень любят визуализировать, представить себе несуществующую проблему, а еще и потом найти для нее несуществующее решение. При этом даже если решение иллюзорное, но «боль» настоящая, то по крайней мере методом итераций вы сможете найти правильное решение для ее устранения.

3. Смелость

icon

Вы не должны бояться. Смелость – это ваше все, особенно на начальном этапе. Способность любознательно заглянуть в суть и взять на себя риск, сделать что-то по-новому – это ваше основное конкурентное преимущество. Не все предприниматели успешны, но они готовы рисковать. Но, опять же, не все высокорискованные люди априори хотят принимать на себя риск, поэтому, наверное, есть небольшое количество таких людей, которые не являются предпринимателями. Эта «центрифуга» выделяет тех людей, которые могут рисковать и берут на себя эту роль – роль предпринимателя.

4. Упорство

icon

Как ни банально это звучит, но вы пройдете через кучу проблем, вам сто раз захочется бросить. Выживает только тот, кто умеет не бросать, кто упорно движется к своей цели, несмотря ни на что. Илон Маск со своей Tesla тоже был на краю полной гибели, это уже хрестоматийная история. Я лично знаком с фаундером, который 4 раза был на такой грани. И я знаю огромное количество кейсов, когда у стартапов много раз ничего не получалось. Я не хочу называть их сейчас, среди них есть те, которые стоят сейчас 10 млрд долларов и даже 20 млрд. Они борцы, и в результате построили большие и успешные компании.

5. Терпение

icon

Смелость нужна, чтобы сделать первый шаг, упорство, чтобы сделать второй, а терпение – чтобы сделать последний. Терпение – это испытание «медными трубами». Потому что если у вас все начинает получаться, к вам начинают приходить с чеками и предлагать быстро монетизировать ваш успех – продать компанию. И терпение – это умение не продать, довести дело до конца. Я знаю СЕО двух компаний: одна из них была продана крупному американскому ритейлеру за большие деньги, а вторая недавно вышла на публичный рынок. И не важно, кто сколько денег заработал, может тот фаундер, который продал компанию, заработал больше, чем тот, который вывел компанию на IPO. Но когда CEO этого ритейлера позвонил обоим СЕО, то один из них поднял трубку и начал переговоры, а второй своему ассистенту сказал, ну и что, что звонит, я же знаю, что он хочет предложить мне продать компанию, а я ее не продаю. Вот терпение – это как раз обратная сторона упорства. Терпение не поддаваться, «не заглатывать крючок», хотя вам предлагают очень хорошую «наживку».

Терпение, любознательность и постоянное обучение на собственных ошибках – это и есть ваша дорога к успеху.

Взгляд в будущее


Как я уже говорил, мы действительно хотим построить легендарный венчурный фонд. Никто не сказал, что у нас обязательно должно получиться, но мы очень хотим. По сути, мы такой же стартап, как и все остальные, просто работающий в инвестиционной плоскости. У нас может получиться, а может и не получиться, жизнь покажет. Пока, правда, получается. Но это еще пока не успех, только первые предпосылки. Нам нужно за следующие пятнадцать лет найти шесть таких компаний, как eToro (социальная торговая и брокерская компания, которая специализируется на предоставлении финансовых услуг и услуг копирования – прим. ред.) в первом фонде, и мы будем очень успешными.

Будущее для меня в целом очень оптимистично выглядит, потому что мы, венчурные капиталисты, в целом оптимисты. Если вы пессимист, вы не будете вкладываться во что-то, что через пять лет принесет какие-то плоды – через пять лет вы вообще должны «умереть», а вы тут во что-то инвестируете.

Мой оптимизм, как человека, знающего технологии, распространяется на все области человеческой деятельности – от строительства, медицины, биотехнологий, космоса до глубокой персонализации, или, например, умения читать мысли – я позитивно смотрю на прогресс. Идет массовая автоматизация производства и, как следствие, – везде роботы, физические, логические, информационные – массовая автоматизация всего.

С этим связана только одна серьезная проблема, на мой взгляд. Это не проблема климата и не проблема энергетики, хранения и получения энергии. Она не связана с угрозами для персональных данных, конфиденциальности и т. д. В течение следующих двадцати лет очень изменится рынок труда. ВВП будет увеличиваться, робот будет работать 24/7, он не ест, не спит, не отдыхает. И проблема будет не в том, что людям нечего будет есть, а в том, что им нечего будет делать. Это произойдет в течение одного поколения – я надеюсь, это не будет поколение моих детей, но вряд ли это будет поколение моих праправнуков. Чем люди будут заниматься – это огромный вопрос, на который пока нет ответа. На мой взгляд, это актуальнейший вопрос современности, очень интересный, и на него никто пока не ищет ответ.


Другие истории